Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Иерусалим, мой Иерусалим

Кошмар, кошмар - уже не кошмар


Прочитала некогда культовый "Звонок" (да, я предпочитаю читать ужасы, а не смотреть). И понимаю, что есть некий ход, который начисто разрушает атмосферу мистического ужаса, даже если до этого все мастерски нагнеталось и прямо дрожь пробирала. И имя этому убийце -

Collapse )

promo la_cruz september 17, 2014 11:33 162
Buy for 200 tokens
Я не бросила писать. Но так сложилась жизнь, что я теперь в Фейсбуке. Если с кем-то мы еще не нашлись или если кто-то случайно набрел на этот жж и хочет чего-то новенького - прошу сюда: https://www.facebook.com/la.cruz.33 Там - новые тексты, там - все обсуждения. Если уж совсем ФБ поперек горла,…
Иерусалим, мой Иерусалим

Няня: срочно в розыск

Андрей растет, а вместе с ним растут его запросы. Сейчас, например, он запрашивает меня полностью, с восьми утра до десяти вечера, с кратким перерывом на дневной сон (успеваю три раза вздохнуть и иногда даже выпить кофе, а редчайшим образом, вроде как сейчас, выйти в ЖЖ). Мы с ним пошли в детский сад, хотя это, конечно, очень условный детский сад - три часа ежедневно в присутствии мамы. Вроде как отвлекаешься, а вроде как даже книжку не почитать.

В связи с этим я полностью потеряна для любой иной жизни: рабочей, общественной и даже почти личной, хотя в этом вопросе мы с Володей мужественно пытаемся отбить себе хотя бы жизненно необходимый минимум. В сентябре даже урвали десять дней и съездили в Прагу. Тысяча прекрасных фотографий, а у меня нет сил выбрать десяток и рассказать о поездке.

Начинаю очень мечтать о няне. О такой, чтобы занималась с ребенком в одной комнате, пока я сижу в другой и что-нибудь книгу пишу. Очень грустно жить, когда в тебе рождаются и перегорают всякие мысли, а у тебя нет времени записать их даже наброском. Сейчас получается урывками, очень медленно, я так больше не могу, я должна закончить, у меня уже крыша едет от того, что я не могу это сделать.

Collapse )
Иерусалим, мой Иерусалим

Господи, как я устала

Да что ж такое, я ничего не успеваю. Не успеваю ответить на комментарии, а они к последнему посту очень интересные и важные. Не успела даже вчера написать про двенадцать апостолов, хотя это один из любимейших дней в году. Про ребят не написать, вот стыдобища-то.
Господи, как я устала.

Да, кстати, прохлопала еще и дату - 1 июля исполнилось 10 лет со дня создания этого ЖЖ. Десять лет, с ума сойти.

Дорогие те, кому я не ответила, честное слово, это не от невнимания и равнодушия к вашему мнению. Я просто очень задолбалась. И у меня совсем-совсем нет сил. Особенно длинно и логично рассуждать, отстаивая свое мнение или принимая ваше. Мне очень хочется, но у меня нет ни слов, ни мыслей.
Отвечу, как хоть чуточку выдохну. Если вам это еще будет актуально.
Иерусалим, мой Иерусалим

Андрей, facebook и ямщик

Немножко о семье.

Сижу, занимаюсь чем-то, Андрей увлеченно возится рядом. Вдруг - треньк! - на телефон приходит оповещение от Фейсбука: Владимир Сазонтов оставил новую запись в вашей хронике. Лаконичная такая запись, из одного слова - "Мы". Как приятно, думаю я, лайкая, муж по уши занят на работе, но нашел минутку сказать, что он думает о нас.
Через несколько минут звонит Володя. "Что это у тебя за "мы" в фейсбуке?" - "А разве не ты написал?!" - "Нет!"
Оказалось, Андрей играл с папиным смартфоном и сделал от его лица такую запись. Как умудрился, Бог весть. Ящитаю, в его годы это практически полноценный пост. Да что уж там, он и в самом деле глубок и полноценен.

У нас есть традиция: перед сном Володя поет Андрею песни, причем, строго определенные. В ванной - одни, когда одевает его в пижаму - другие, когда укладывает в кроватку - третью. Порядок не меняется.
И вот сидят они вчера на диване, Володя надевает на Андрея памперс и привычно поет:
- Степь да степь кругом, путь далек лежит...
Я тем временем на кухню готовлю Андрею "ночную бутылочку", немножко молока, которым он лакомится в постели перед сном.
- В той степи глухой помирал ямщик...
Андрей уже одет, сидит у папы на руках и ждет.
- И набравшись сил, чуя смертный час, он товарищу отдает наказ...
Появляюсь я с заветной бутылочкой, знак того, что пора в постель. Папа встает с Андреем и, ни на минуту не запнувшись, продолжает петь:
- Ложкой снег мешая, ночь идет большая, что же ты, глупышка, не спишь? Спят твои соседи, белые медведи, засыпай и ты, малыш.
Думаю, что у подросшего Андрея к песне про ямщика и его товарища будет значительно больше вопросов, нежели в свое время у меня.

Иерусалим, мой Иерусалим

Мамино горе

...ужасное, чего я ужасался, то и постигло меня; и чего я боялся, то и пришло ко мне.
(Иов.3:25)



Если честно, больше всего мне жаль маму Немцова.
Сбылся самый страшный материнский кошмар - пережить собственного ребенка.
Ей 87 - и пусть даст Бог всякому долгих лет жизни, но ей не так уж много оставалось, чтобы уйти в иной мир спокойно. А теперь остаток ее дней изуродован и отравлен горем.
Она боялась за своего ребенка, как любая мать. Любая мать боится, что с дитем что-то случится. Что его не станет, а она останется.
Она боялась. Как сказал Немцов в том интервью, боялась, что его убьют.
И, наверное, говорила ему: сыночек, я боюсь. Мне страшно. Пожалуйста, будь осторожнее.
А он ей отвечал: мама, не бойся, ничего со мной не случится.
А она боялась и все время ему говорила.
А он улыбался: ничего не случится.
И это был долгий, растянутый во времени, постоянный сосущий страх. Страх матери, у которой ребенок ходит - взаправду или в ее представлении - по краю обрыва.
А потом его убили, и ее кошмары обрели плоть. Она оказалась права в своих страхах. Боятся все матери, но ей! Именно ей выпал черный пиковый туз.
Она стоит у его гроба, а не он - у ее.
Каким бы он ни был - он ее сын.
И мне ее очень жаль.
Иерусалим, мой Иерусалим

L'anniversaire

У "Интерфакса" все-таки какая-то беда с редакторами. То у них Иисус, Олланд и Гитлер картинки для Charlie Hebdo рисуют, то вот сегодня: Уничтоженный в Нальчике боевик прошел подготовку в Сирии

Надеюсь, нас продолжат держать в курсе похождений уничтоженного в Нальчике боевика. Я уверена, впереди у него еще множество захватывающих приключений!

Ну а мне сегодня исполнилось 34 свекр поздравил правильно: второй раз семнадцать. Пишу, клюя носом, потому что Андрей поздравил раньше всех, прямо в час, когда родилась мама, в пять утра. Неужели дети когда-то начинают вставать поздно?.. Когда?..
Иерусалим, мой Иерусалим

На Украине о Рождестве благовествуют черти?

Не укроср*ча ради, но просто не могу промолчать. Это, наверное, все уже обсудили, но у меня только сейчас руки дошли. Вот - яркий пример того, как в жертву чаемой национальной самобытности приносится все - и вера, и та же национальная самобытность, и даже просто здравый смысл.



Collapse )


Когда я прочитала это первый раз, у меня закровоточили глаза. Можно было бы обойтись без комментария, но я его все-таки напишу.

Collapse )


Отмечу, что два года назад подобного рода перфоманс уже устраивался, но тогда черти хотя бы выступали на стороне предполагаемого зла! Робко надеюсь, может, в этом году просто описание акции переврали, а?

Collapse )

Иерусалим, мой Иерусалим

Андрею год: как было, как стало

Год назад все началось в пять вечера и закончилось в восемь-пятнадцать того же вечера. Исключительно удобно отмечать день рождения. В пять сели за стол, в восемь-пятнадцать подняли кульминационный бокал. Потом чай и общий оттопыр, как и год назад (тогда я, правда, обошлась без чая).

Хотели приурочить к мгновению появления на свет торжественный вынос тортика со свечой, но Андрей оказался консервативен и даже в своей день рождения пожелал отправиться спать по расписанию: в семь вечера. Ну как пожелал... он так орал, что пришлось галопом вынести ему тортик, зажечь свечу, потушить ее силами родителей, бабушки и дедушки - и поскорее отнести возмущенного нарушением дисциплины ребенка в постель. Поэтому самый волнительный момент он проспал.

За столом нам говорили, что позади самый сложный год, теперь будет полегче... ну что сказать, да, год был непрост. Непрост, даже несмотря на то, что Андрей вел себя практически всегда как золотой ребенок - чуть ли не с рождения стал жить по режиму, к году научился есть практически все (я уж порой ему отдельно и не готовлю), он веселый, щедрый и смешливый малыш. Все равно тяжеловато полностью перекроить свою жизнь. Если где-то есть мамочки, которые переживают этот период с беспрестанной песней на устах - я перед ними преклоняюсь.

Насчет обещаний "будет полегче" - я что-то сомневаюсь. Полагаю, что родители нас просто подбадривают. Скорее, тут мне приходит на ум знаменитое

"Суровые годы уходят
Борьбы за свободу страны,
За ними другие приходят -
Они будут тоже трудны".


Иллюзий не питаю. Питаю любопытство.
Пошел второй год, вместе с ним пошел Андрей, который научился включать и выключать свет, дотягиваться до ручек дверей и ящиков, хватать с родительских тарелок сосиски и залезать с ними под стол.
Боже мой, как же здорово и прекрасно видеть как он растет, как учится, как впитывает все вокруг себя, как познает мир, всему удивляется и радуется.

Collapse )

Collapse )

Вовсю ходит, вовсю лепечет, всего достигает и никогда не перестает.
С днем рождения, сынок, надеюсь, когда-нибудь ты прочитаешь эту запись!

Иерусалим, мой Иерусалим

У всех сон, а у меня виконт де Бражелон

Ребенку почти год, и у меня немножко едет крыша. Вплоть до того, что сознание начинает выкидывать забавные коленца (может, у меня что-то к мозгу примерзло?) Сегодня ночью Андрей сквозь сон заплакал, я проснулась. Было около двух часов. Он быстро угомонился и снова уснул, а я, возмечтав о сне до утра, повернулась на другой бок и...
...в половине четвертого поймала себя на том, что мысленно пересказываю сама себе содержание романа Александра Дюма "Виконт де Бражелон". В подробностях пересказываю (откуда я их только помню? читала последний раз еще в школе!), с диалогами и с картинками. И много уже успела пересказать, с двух до половины четвертого-то!
Откуда? Зачем?!
Минус полтора часа сна...
Иерусалим, мой Иерусалим

Цита - вместо тысячи слов...

Несколько дней назад Андрей сказал свое первое слово. Но ни мне, ни Володе не суждено пока умиляться младенческому лепету "мама" или "папа" или хотя бы с пониманием кивать на требовательное "дай!". Первое слово, подкрепляемое сунутой родителям книгой ("нга, нга!") - это слово "цитай!" Или "цита!"
Неважно что. И неважно, сколько раз подряд. Впрочем, нет: чем больше, тем лучше. Восемнадцать раз "Репку" и двадцать один - "Теремок". Агнию Барто с ее мишками и зайками, кошками и лошадками, Танями и мячами. Каждое утро. День. Вечер. Цита! Иначе рев.

Collapse )

Когда моя жизнь, отныне полная Репок и Золотых яиц, становится совершенно невыносимой, я с выражением читаю ребенку свое любимое детское стихотворение:

Плачет киска в коридоре,
У нее большое горе:
Злые люди бедной киске
Не дают украсть сосиски!


После чего с наслаждением представляю, как Андрей исполняет этот шедевр в кругу родственников или в детском саду.
И мне становится легче.