Дарья Сивашенкова (la_cruz) wrote,
Дарья Сивашенкова
la_cruz

Что касается Малфоя...

...под катом два куска, от которых можно танцевать в рассуждениях. А то я чувствую, мы так и не обсудим животрепещущую тему спасения жизни и (не)возможной дружбы.
Хотя на мой, на мой вкус, проблема их взаимоотношений заключалась только и только в том, что ни у Драко, ни у Гарри нет достаточного чувства юмора (если хоть у одного из них оно вообще есть), чтобы сгладить конфликт. Честное слово, читаю я их перепалки за все шесть книг и просто злюсь: ведь все это решается буквально одной-двумя незлыми шутками - один наезжает, другой по-доброму отшучивается. Чуть-чуть, чуть-чуть проявленной доброты и открытости - и не было бы такого противостояния. Тем более, что они оба не воспринимают этот затяжной конфликт по-настоящему, из сцены спасения это более, чем очевидно.
А отрывки красивые, чертовски красивые (не переводом, разумеется). Редкие места в Седьмой, от которых я получала истинное наслаждение.

Малфой-менор (гл.23)
 
Свет озарил их всех.
- Что здесь происходит? – спросил холодный женский голос.
- Мы пришли, чтобы увидеть Того-Кого-Нельзя-Называть, - проскрежетал Грейбек.
- Кто вы?
- Вы знаете меня! – в голосе оборотня зазвучали негодование и обида. – Я Фенрир Грейбек! Мы поймали Гарри Поттера!
Грейбек схватил Гарри и вытащил его на свет, заставив и других пленников встать вокруг.
- Да, знаю, он маленько распух, мэм, но это он самый и есть, - подал голос Скабиор. – Гляньте поближе, увидите шрам. А это, видите девчонку? Мугродье, которое с ним шлялось, мэм. Точно, мэм, это он и есть. Мы и палочки ихние прибрали. Э, мэм?..
Из-под отекших век Гарри увидел, как Нарцисса Малфой пристально вглядывалась в его распухшее лицо. Скабиор сунул ей терновую палочку. Она подняла брови.
- Введите их, - сказала она.
Пинками и толчками Гарри и остальных затолкали по широким каменным ступенькам в увешанный портретами коридор.
- Следуйте за мной, - произнесла Нарцисса и пошла вперед. – Мой сын Драко находится дома, у него пасхальные каникулы. Если это – Гарри Поттер, он его узнает.
Ярко освещенная комната ослепила вошедшего с темноты Гарри, даже с закрытыми глазами он мог представить, какая она была огромная. С потолка свисала хрустальная люстра, темно-фиолетовые стены и здесь были украшены портретами. Два человека поднялось с кресел, стоящих напротив затейливо украшенного мраморного камина, когда пленники, подталкиваемые Охотниками, вошли в комнату.
- Что это?
Страшно знакомый, тягучий голос Люциуса Малфоя коснулся ушей Гарри. Вот теперь он испугался по-настоящему. Он не представлял себе, как отсюда выбраться, и чем больше рос его страх, тем легче ему было закрыться от мыслей Волдеморта, при том, что шрам горел огнем.
- Они сказали, что поймали Поттера, - произнес холодный голос Нарциссы. – Драко, подойди сюда.
Гарри не смел прямо взглянуть на Драко, но видел его краем глаза: фигура, чуть выше его самого, с неясным заостренным бледным лицом и светлыми волосами, поднялась с кресла.
Грейбек заставил пленников снова повернуться, так, чтобы Гарри встал прямо под люстрой.
- Ну что, парень? – проскрипел оборотень.
Гарри стоял лицом к зеркалу над камином: огромное, позолоченное, в узорно завитой раме. Полуприкрытыми глазами он увидел свое отражение – впервые с тех пор, как покинул площадь Гриммо.
У него было огромное, блестящее, розовое лицо, каждая черточка искажена заклинанием Гермионы. Черные волосы падали ему на плечи, вокруг рта залегли тени. Если бы он не знал, кого видит в зеркале, то, пожалуй, задумался бы – кто это нацепил его очки? Он решился ничего не говорить, чтобы голос не выдал его, также он старался не встречаться глазами с подошедшим Драко.
- Ну что, Драко? – жадно спросил Люциус. – Это он? Это Гарри Поттер?
- Я… я не знаю… я не уверен, - ответил Драко. Он старался держаться подальше от Грейбека и, казалось, он так же боится смотреть на Гарри, как и Гарри – на него.
- Ну, посмотри внимательнее, смотри же! Подойди поближе!
Гарри никогда не слышал, чтобы Люциус Малфой был так взволнован.
- Драко, если мы поймаем Гарри Поттера и отдадим его Темному Лорду, все будет проще…
- Не будем забывать, кто на самом деле поймал его, не так ли, мистер Малфой? – грозно сказал Грейбек.
- Конечно, конечно, - нетерпеливо сказал Люциус. Он сам подошел к Гарри, подошел так близко, что тот даже из-под опухших век мог во всех подробностях разглядеть знакомое невыразительное, бледное лицо. Собственное лицо было вроде опухшей маски, из-за этого Гарри казалось, что он смотрит из-за прутьев клетки.
- Что вы с ним сделали? – спросил Люциус Грейбека. – Почему он такой?
- Это не мы.
- Очень похоже на Жалящее заклинание, - сказал Люциус.
Его серые глаза шарили по лбу Гарри.
- Здесь что-то есть, - прошептал он, - может быть, и шрам… только очень растянутый. Драко, подойди сюда! Гляди внимательнее. Что ты думаешь?
Гарри увидел лицо Драко рядом с лицом его отца. Они были необыкновенно похожи – только отец смотрел на него с возбуждением, а лицо Драко выражало неохоту и страх.
- Я не знаю, - сказал он и отошел к камину, где стояла, наблюдая за ними, его мать.
- Мы должны убедиться, Люциус, - холодным ясным голосом обратилась к мужу Нарцисса. – Мы должны совершенно точно убедиться, что это Поттер, прежде, чем звать Темного Лорда. – Они сказали, что это он, но, - она пригляделась к терновой палочке, - вот это не совпадает с описанием, которое дал Олливандер. Если только мы ошибемся, если вызовем Темного Лорда зря… Вспомни, что он сделал с Роулем и Долоховым.
- А что насчет мугродья? – прорычал Грейбек. Гарри готов был кинуться на него, когда Охотники снова заставили пленников повернуться, так, что теперь весь свет падал на Гермиону.
- Постойте! – отрывисто сказала Нарцисса. – Да, да – она была в магазине мадам Малкин вместе с Гарри Поттером. Я видела ее фотографию в Пророке. Посмотри, Драко – это девчонка Грейнджер?
- Я… ну… может быть.
- Но тогда это мальчишка Уизли! – воскликнул Люциус, обходя связанных пленников, чтобы встать лицом к лицу с Роном. – Это они, друзья Поттера? Драко, погляди на него – это ведь сын Артура Уизли, как его там?..
- Ну, - сказал Драко, стоя спиной к пленникам. – Возможно.
Дверь комнаты открылась за спиной Гарри. Раздался женский голос, и его ужас достиг высшей точки.
- Что это? Что здесь происходит, Цисси?
Беллатрикс Лейстранж медленно обошла пленников и остановилась справа от Гарри, глядя на Гермиону из-под тяжелых век.
- Конечно же, - сказала она, - это мугродье? Это Грейнджер?
- Да, да, это Грейнджер! – закричал Люциус. – А рядом с ней – это Поттер! Поттер и его дружки, попались, наконец!
- Поттер?! – завизжала Беллатрикс и отступила назад, чтобы получше разглядеть Гарри.
  
 
 
Битва за Хогвартс (гл. 31)
 
Ему осталось совсем чуть-чуть, буквально руку протянуть... как вдруг он услышал голос из-за спины:
- Хватай ее, Поттер.
Он замер, потом оглянулся. Прямо за ним, уставив на него свои палочки, плечом к плечу стояли Крэбб и Гойл, а между их насмешливыми лицами он разглядел Драко Малфоя.
- У тебя моя палочка, Поттер, - заметил Малфой, протискиваясь в узкую щель между Крэббом и Гойлом.
- Уже нет, - отозвался Гарри, покрепче стискивая рукоятку палочки из боярышника. - Кто успел, тот и съел, Малфой. А кто тебе дал свою?
- Мама, - сказал Драко.
Гарри засмеялся, хотя ничего смешного в происходящем не было. Он не слышал ни Рона, ни Гермионы: в поисках диадемы они забрались куда-то далеко... так, что до них было не докричаться.
- А чего ж вы трое не с Волдемортом? - спросил Гарри.
- Нас это... типа наградят, - сказал Крэбб мягким голосом - удивительно мягким, учитывая его размеры. Гарри не помнил, слышал ли он его до этого хоть раз. Крэбб разговаривал как маленький ребенок, которому пообещали кучу конфет.
- Мы оттуда смылись, Поттер. Решили не ходить. Решили лучше это... тебя ему притащить. 
- Классно придумали, - с поддельным восторгом откликнулся Гарри. Поверить невозможно: он был так близок к цели, и ему помешали, и кто - Малфой, Крэбб и Гойл! Медленно, по стеночке он попятился назад, туда, где на бюсте криво лежал хоркрукс. Вот бы схватить его, пока драка не началась…
- А как вы сюда попали? – спросил он, стараясь отвлечь их.
- Да я практически жил в Комнате по требованию весь прошлый год, - ломаным голосом ответил Малфой. – И отлично знаю, как сюда попасть.
- Мы прятались в коридоре снаружи, - хрюкнул Гойл. – Мы теперь можем творить Диз…дизлютные чары. А потом, - его лицо расколола тупая усмешка, - ты повернулся прямо к нам и заявил, что ищешь какую-то… диадюму. Че это еще за диадюма?
- Гарри? – раздался вдруг голос Рона, эхом отразившийся от стены по правую руку Гарри. – С кем ты там разговариваешь?
Крэбб, как плетью, взмахнул рукой с палочкой, наставил ее на гору старой мебели, поломанных вещей, старых книг и одежды, и прочего хлама и закричал:
- Descendo!
Стена зашаталась, вещи с самого верха посыпались прямо в проход у двери, где стоял Рон.
- Рон! – заорал Гарри, и где-то завизжала невидимая Гермиона, и Гарри услышал, как бесчисленное множество вещей рушится по ту сторону потревоженной стены. Он поднял палочку на рушащуюся гору и закричал «Finite!» - и все замерло.
- Нет! – закричал Малфой, хватая Гойла за руку, пока тот не повторил заклинание. – Если ты разгромишь комнату, ты диадему… просто похоронишь!
- Ну и че?, - спросил Гойл, дергая рукой, чтоб высвободиться. – Темному Лорду нужен Поттер, на хрена ему эта… диадюма?
- Поттер явился сюда за ней, - сказал Малфой с плохо скрытой досадой на тупость своих подельников. – Это значит…
- Чего значит? – Гойл повернулся к Малфою с откровенно свирепым лицом. – Да пошел ты на хрен со своими догадками! Ты мне больше не указ, Драко! Тебе с отцом крышка, понял?!
- Гарри! – снова закричал Рон из-за кучи хлама. – Что происходит?
- Гарри! – передразнил Крэбб. – Что происходит?.. А вот что – Crucio!
Гарри рванулся за диадемой, и проклятие Крэбба пролетело мимо него, но ударило в каменный бюст, тот взлетел в воздух, и диадема взмыла вверх и упала куда-то в кучу хлама, на которой стоял бюст.
- НЕТ! – заорал Малфой на Крэбба, его голос эхом разнесся по огромной комнате. – Темный Лорд хочет получить его живым!
- Так я его и не убиваю, че за дела?! – завопил Крэбб, отбрасывая руку Малфоя. – Но верняк убью, если получится! Живой, мертвый, какая Темному Лорду раз…
Алая вспышка пролетела в нескольких дюймах от Гарри, Гермиона выбежала из-за угла за его спиной и запустила в голову Крэбба Сногсшибательным заклятьем. Она промазала, но только потому, что Малфой отпихнул Крэбба в сторону.
- Ах, ты, мугродье! AvadaKedavra!
 Гарри увидел, как Гермиона отпрыгнула вбок, и ярость от того, что Крэбб пытался убить ее, вытеснила из его сознания все остальное. Он запустил в Крэбба Сногсшибательным заклятием, тот шарахнулся в сторону и выбил палочку из руки Малфоя, она скатилась куда-то к подножию горы из разбитой мебели и костей.
- Не убивайте его, НЕ УБИВАЙТЕ ЕГО! – завопил Малфой Крэббу и Гойлу - они оба целились в Гарри. Они на секунду замешкались – то, что Гарри и было нужно.
- Expelliarmus!
 Палочка Гойла вылетела из его рук и исчезла в куче барахла, бастионом возвышавшейся рядом с ним, Гойл по-дурацки запрыгал на месте, пытаясь ее вернуть, Малфой отскочил от второго Сногсшибателя Гермионы, а Рон, неожиданно появившийся в конце прохода, запустил в Крэбба Связывающим заклятием и промахнулся совсем чуть-чуть.
Крэбб развернулся и снова закричал: “Avada Kedavra!” Рон отскочил в сторону, чтоб не встретиться с зеленым лучом. Оставшийся без палочки Малфой съежился за трехногим гардеробом, а Гермиона бросилась к ним и все-таки достала Гойла Сногсшибателем.
- Она где-то здесь! – заорал Гарри, тыкая в кучу барахла, куда приземлилась их старая знакомая диадема. – Найди ее, а я пока пойду помогу Ро…
- Гарри! – завизжала она.
Но ревущий нарастающий звук за спиной уже предостерег его. Он обернулся и увидел, как Рон и Крэбб со всех ног бегут к ним по проходу.
- Горячо, гады? – проревел бегущий Крэбб.
Но видно было, что управлять сотворенным он не может. Ненормально огромные языки пламени преследовали их, лизали наваленные кучи барахла – и те обугливались и рассыпались от одного прикосновения.
- Aguamenti! – выкрикнул Гарри, но вылетевшая из его палочки струя воды немедленно испарилась.  
- БЕГИТЕ!
Малфой схватил обездвиженного Гойла и с трудом потащил его вперед; Крэбб обогнал всех  - он теперь выглядел страшно испуганным;  Гарри, Рон и Гермиона бросились вслед за ним, а огонь преследовал их. Это был не простой огонь, Крэбб произнес проклятье, о котором Гарри никогда не слышал. Они свернули за угол, но языки пламени охотились за ними, как живые. Огонь менялся, его языки превращались в огромные стаи пламенных зверей. Горящие змеи, химеры, драконы вздымались, падали и вздымались снова, вековой хлам служил им пищей, он взлетал в воздух и падал прямо в клыкастые пасти, подбрасывался и разрывался огненными когтями, прежде чем окончательно пропасть в адском пламени.
Малфой, Крэбб и Гойл исчезли куда-то, Гарри, Рон и Гермиона остановились, обмирая: огненные твари окружили их, подбираясь все ближе и ближе, угрожая пламенными когтями, рогами и хлесткими хвостами, а жар вокруг них был плотным, как стена.
- Что мы будем делать?! – завопила Гермиона, пытаясь перекричать рев огня. – Что мы будем делать?!
- Вот!
Из ближайшей кучи барахла Гарри выхватил две с виду тяжелые метлы и перекинул одну Рону – тот сел сам и усадил за собой Гермиону. Гарри перекинул ногу через вторую метлу, и, как следует оттолкнувшись, они взмыли в воздух, чуть-чуть разминувшись с клацнувшим клювом огненного хищника. Жар и дым становились невыносимыми, прямо под ними проклятый огонь пожирал припрятанное добро многих поколений студентов, плоды запрещенных опытов, секреты бессчетных душ, упрятанные в этой комнате. Гарри не видел никаких следов Малфоя, Крэбба и Гойла. Он летел низко, как мог, над хищными языками огня, пытаясь разыскать их, но внизу было сплошное пламя. Какая страшная смерть… Он никогда им этого не хотел…
- Гарри, полетели отсюда, полетели! – заорал Рон, хотя увидеть дверь сквозь клубы черного дыма было попросту невозможно.
И вдруг Гарри услышал тонкий жалобный человеческий крик из самого сердца страшного пожара, крик, пробившийся сквозь рев всепожирающего пламени.
- Это… это жутко опасно! – завопил Рон, но Гарри уже закружил в воздухе. Очки пускай немного, но все-таки защищали глаза от дыма, он пытался рассмотреть в огненном море хоть что-то живое… хоть что-нибудь, руку, лицо - лишь бы живое, не обугленное как деревяшка.
И он увидел их. Малфой, обхватив руками бесчувственного Гойла, сидел на самом верху неустойчивой башни из обугленных парт. Гарри нырнул к ним. Малфой увидел его и протянул к нему руку, но не успел Гарри схватиться за нее, как понял, что ничего из этого не выйдет. Гойл был слишком тяжел, и рука Малфоя, мокрая от пота, попросту выскользнула из его собственной руки.
- ЕСЛИ МЫ ИЗ-ЗА НИХ ПОГИБНЕМ, Я ТЕБЯ УБЬЮ!!! – проревел голос Рона, и, когда огромная огненная химера уже нависала над ними, Рон и Гермиона затащили Гойла на свою метлу и снова взмыли, качаясь и шатаясь в воздухе, пока Малфой вскарабкивался за спину Гарри.
- Дверь, лети к двери, к двери давай! – завизжал Малфой прямо в ухо Гарри, и Гарри помчался за Роном, Гермионой и Гойлом сквозь клубы черного дыма, еле дыша. Последние несгоревшие в страшном пламени вещи летали в воздухе вокруг них, огненные чудовища высоко подбрасывали их в упоении: кубки и щиты, сверкающие ожерелья и… и старую бесцветную диадему!
- Что ты творишь, дверь - туда! – завопил Малфой, но Гарри резко свернул и нырнул вниз. Ему казалось, что диадема падает очень медленно, крутясь и блистая в воздухе, она падала прямо в утробу распахнувшей пасть змеи… и он схватил, схватил ее, и она повисла на его запястье.
Гарри снова резко свернул, потому что змея бросилась за ним, потом он взмыл вверх и стрелой полетел туда, где, как он молился изо всех сил, находилась открытая дверь. Рон, Гермиона и Гойл исчезли, Малфой кричал и прижимался к Гарри так крепко, что тому было больно. Сквозь дым Гарри разглядел прямоугольный проем в стене и направил туда метлу, через секунду чистый воздух наполнил его легкие, они вылетели в коридор и врезались в стену напротив выхода.
Малфой свалился с метлы и упал ничком, задыхаясь и кашляя, его рвало. Гарри откатился от него, сел и увидел: дверь в Комнату по Требованию исчезла, Рон и Гермиона, тяжело дыша, сидели на полу рядом с так и не пришедшим в себя Гойлом.
- К-крэбб, - давясь, выговорил Малфой. – Крэбб…
- Он погиб, - резко сказал Рон.
В воцарившейся тишине слышались только кашель да тяжелое дыхание.

Да, перевод, конечно, мой.

Tags: Гарри Поттер, Жизненное, Книги, Седьмая книга
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments