Дарья Сивашенкова (la_cruz) wrote,
Дарья Сивашенкова
la_cruz

Небо становится дальше?

Думаю, что любому христианину знакомы периоды богооставленности, когда живешь как будто в разреженном воздухе, все немило, а в голове мечется: что я натворил, из-за чего Он ушел, что теперь делать, какстрашножить.
Исаак Сирин советовал монаху в таком состоянии завернуться в мантию и лечь спать - мол, ляг поспи и все пройдет. Трезво: головой об стенку биться уж точно пользы не будет, а раз молиться не можешь, то хоть выспишься.

А вот если ко всему прочему и бессонница мучает, и даже валерьянка совету Сирина не помогает последовать, то головой можно подумать...

Когда мы обращаемся - сужу и по общеправославному, и по собственному опыту - и Бог принимает нас в Свою радость, то Он окружает нас и близок к нам так, что мы, еще ничего не сделавшие, ни капельки не подросшие духовно, находимся в Его присутствии. Подобная неофитская радость длится у всех по-разному - у кого-то, по свидетельству Льюиса ("Письма Баламута"), три недели, у кого-то - годы и годы. 

Но рано или поздно, никуда не денешься, наступает период, когда вдруг опомнишься, оглянешься - а Бога рядом нет, сплошная пустыня и уныние. И вот, приходится идти через эту пустыню, и Бог - уже не все во всем, а родники, встречающиеся все реже и реже. (Впрочем, не зря сказал Экзюпери - пустыня прекрасна, потому что в ней скрываются родники). Небо становится дальше?

Небо никуда от нас не девается. И пристальное внимание Божье к каждому шагу - тоже. Льюис писал, что особенно наблюдает Господь за тем, как ведет себя человек в такие скорбные периоды богооставленности - и ценит верность и мужество в такие периоды.
А еще можно сказать, что Бог все время склоняется к человеку  - но постепенно Он выпрямляется, понуждая верующего тянуться к Нему и расти. Он отходит дальше - чтобы мы стали больше и могли вместить больше. Богооставленная пустыня - это, на самом деле, тот простор, который мы можем вобрать в себя, чтобы снова стать близкими Богу и снова (на какое-то время) восприять радость Его близости. А потом Он снова бросит нам вызов: расти. Это очень радостный вызов: изменись сам, преобрази себя (с Его, конечно, помощью), превзойди себя - и радуйся, видя, как меняется вокруг тебя пустыня, на глазах становясь оазисом.
Маленький росток можно охранять ладонями, но, чтобы росток вырос, ладони все-таки нужно отнять. 

Поэтому то, что кажется в периоды "охлаждения веры и любви" унылой пустыней - это, на самом деле, та высота, в которую нам надо вырасти. Уютно, конечно, уютно сидеть в Божьих ладонях и ничего больше не знать - но Господь вечно бросает нам вызов: сделай еще! и еще! и еще! И Его шаг назад, Его восклонение - это знак доверия, свидетельство того, что в человеке есть все силы для возрастания. 

Он хочет Себе личностей в полный рост, а не вечных младенцев - не потому, что младенцы дурны, а потому, что младенцам можно даровать намного меньше, чем взрослому. А Он хочет даровать и хочет, чтобы мы были в силах и принять Его дары, и преумножить их, и насладиться ими. 

Здесь много могла бы сказать о стяжании любви Божьей и постоянной памяти о ней, постоянном ее переживании, которое и есть Царствие Небесное внутри нас и основа нашего спасения. Но это - очень отдельная тема, которую я, даст Бог, когда-нибудь осилю. 

Бог не становится дальше - Он просто демонстрирует нам наши же возможности роста.

P.S. Это все черновики моего "Катехизиса для безбожников", версия для верующих - я вот думаю, может, ну ее, ту аспирантуру, в конце концов, доктором богословия я еще успею стать, может, лучше дописать две книги? Или лучше сайт завести, куда эти книги выкладывать в процессе написания? В общем, я, как обычно, вся в метаниях. Хоть какое-то дело...
Tags: О важном
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments