Дарья Сивашенкова (la_cruz) wrote,
Дарья Сивашенкова
la_cruz

Карикатурные похороны и забавная логика

История с Charlie Hebdo приобретает несколько психоделичный оттенок. И дело не только в разрисованных карикатурами гробах, в которых хоронили погибших журналистов.

Пока европейская общественность объявляет себя Charlie и выходит на площади, чтобы защитить свободу слова и права человека, сам журнал Charlie Hebdo устами своего адвоката разъясняет, за что именно они там вышли. Свобода слова? Права человека? Да ну как бы не так.



"Je suis Charlie - это состояние духа, это также говорит о праве на богохульство. Je suis Charlie говорит о том, что вы имеете право критиковать религию, потому что в этом нет ничего особенного. Нет права критиковать иудея за то, что он иудей, мусульманина - за то, что он мусульманин, христианина - за то, что он христианин. Но можно говорить все что угодно, самые худшие гадости - и мы это делаем - по поводу христианства, иудаизма и ислама", - заявил Ришар Малка, адвокат Charlie Hebdo. "Эхо Москвы так восхитилось этой декларацией, что вынесло ее на своем сайте под заголовком "Цитата недели".
Да уж, цитата недели.

Я понимаю, можно жалеть погибших людей, сострадать их родным. Я представляю себе детишек, которые утром сказали "до вечера, папа!", а вечер принес им самое страшное на свете горе. Это горе, которое может разделить, которому может сострадать любой христианин, отбросив все обиды и забыв все оскорбления.

Но скажите, какой дух может заявлять о праве на богохульство? И стоит ли христианину объединяться с этим духом, даже во имя такого замечательного достижения человечества, как свобода слова?

Может, стоит все-таки ограничиться просто состраданием к погибшим и плачущим? Хотя это и против политики самого Charlie Hebdo, чей главред даже отказаться от идеи траурного номера, заявив, что они-де "не плаксы". Эй, кто там нес розы, перевязанные траурной ленточкой, к посольству Франции и редакции журнала? Ну вы поняли, да?
Тем более, что нужны вы им разве что для потехи. И для публичного высмеивания.

«У нас появилось огромное количество новых друзей, таких как Папа Римский, королева Елизавета и Путин. Меня это смешит», - заявил журналист Charlie Hebdo Виллем, напомнив, что и на перечисленных, и на многих других религиозных и политических деятелей журнал неоднократно публиковал острые, беспощадные карикатуры.

Почему-то мне кажется, что точно такого же мнения он вообще обо всех верующих, выступивших под стягами Charlie. Смешно им, понимаете? Вы все о высоком, права человека, свобода слова - а они прекрасно отдают себе отчет, кого и как оскорбляли, и то, что оскорбленные теперь выступают в их защиту, вызывает у них только смех. Вот дурачки-то, мол. Им в морду плюют, а они растирают радостно по роже и говорят: еще, еще давай.

Они более, чем хорошо это понимают. Пока цивилизованная общественность полагает, что журналисты совершенно не виноваты в случившемся, дружно становится Шарлями и раскупает журнал миллионными тиражами, абсолютно бесплатно делая им фантастический пиар, звучат и другие мнения. Звучат откуда не ждали:

Один из основателей сатирического журнала Charlie Hebdo Анри Руссель обвинил погибшего при нападении главного редактора Стефана Шарбонье в том, что его политика стала причиной смерти журналистов. Он считает, что к гибели привела публикация карикатур, которые становились все более провокационными. «Я действительно считаю вас виновным», — написал 80-летний Руссель, адресуя свои слова Шарбонье.

Шарбонье, к сожалению, ответить уже не может, но, естественно, Charlie Hebdo не оставил это без внимания. Так всегда бывает: кто громче всех вопит о свободе слова, больше всех в итоге ею возмущается и требуют прекратить это безобразие.

В ответ на заявления Русселя адвокат журнала Ришар Малка направил гневное послание одному из владельцев Nouvel Observateur и газеты Le Monde. «Шарб [Шарбонье] еще не похоронен, а Obs не нашел ничего лучше как разместить спорную и злобную статью о нем», — отметил юрист. Главный редактор Nouvel Observateur Матье Круассандо сказал, что решил опубликовать этот текст, руководствуясь соображениями свободы мнений.

Medice, cura te ipsum!

Вообще, работники этого журнала отличаются какой-то весьма своеобразной логикой. Вот, допустим,  сотрудник Charlie Hebdo, известный под псевдонимом Луз, нарисовал новую обложку с плачущим Мохаммедом (который тоже Je suis Charlie) и сообщил, что не испытывает страха. "Мы уверены в интеллекте людей и в их чувстве юмора. Люди, совершившие атаку, не имеют чувства юмора", - сказал он.

И что? Можно подумать, после гибели напавших на Charlie Hebdo террористов во Франции не осталось людей без ч/ю и некому прийти в редакцию с автоматом. А вдруг кому-то покажется особо остроумным снова прийти и расстрелять всю редакцию. Мало ли, какие у людей представления о веселом. Мсье Луз вообще-то должен знать толк в подобных извращениях.

Еще более забавной логикой отличаются французские власти, которые поместили под стражу комика Дьедонне за шутку о Charlie Hebdo и шьют ему статью "Пропаганда экстремизма" (до семи лет, между прочим). Звучит "уткой", честное слово, но не утка. Дьедонне написал на своей странице: "Я - Шарли Кулибали" (тот самый Кулибали, расстрелявший заложников в кошерном магазине). Ну не самая удачная шутка, прямо скажем. Но не на семь лет и сто тысяч штрафа! Тем более в такой момент, когда это само по себе выглядит каким-то оксюмороном.
Лучше бы он, конечно, карикатуру нарисовал - и тронуть бы не тронули, и в модном тренде бы оказался.

В общем, все животные равны, но некоторые все-таки равнее других. Все права человека надо защищать - список человеков и гражданинов прилагается.

Власти французской столицы приняли решение присвоить журналу Charlie Hebdo звание «Почётный гражданин города Парижа».

Вот так. А что он будет делать по нечетным?

Tags: Жизнь христианская
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments