May 6th, 2008

Иерусалим, мой Иерусалим

Сон, где не помогают молитвы

Я больше не могу, я с ума схожу, я действительно рехнусь от этого кошмара.

Я еще не успела забыть, как прошлый раз пожаловалась вам на этот сон, и вот он, нате, во всей красе и хуже, чем во всей красе, потому что на этот раз я поняла, что действительно ничего не помогает.
Мне хочется плакать и крыть матом почем зря, но если плакать я сейчас могу, то за мат мне завтра станет стыдно. А реветь я реву.
Я снова проснулась в этом сне, сне, где не зажигается свет. Он был чудовищно реален и мне там было чудовищно одиноко. Чудовищно темно и одиноко. Это было очень страшно и очень тоскливо. Одна в темной пустой квартире, с выключенным мобильником (в этом проклятом сне мобильник, моя любимая "раскладушка", как наяву лежал рядом с подушкой, но не включался). Я снова металась по комнатам, пытаясь зажечь свет, и он снова не зажигался... не могу, сегодня это было особенно кошмарно, я не понимала, как пережить эту ночь, почему рядом никого нет, ведь когда я в том сне засыпала - перед тем, как проснуться в темноте - рядом были люди, я была не одна. Это было совершенно невыносимое осознание, что в страшной полной темноте и полном одиночестве мне придется ждать утра.

Collapse )
promo la_cruz september 17, 2014 11:33 162
Buy for 200 tokens
Я не бросила писать. Но так сложилась жизнь, что я теперь в Фейсбуке. Если с кем-то мы еще не нашлись или если кто-то случайно набрел на этот жж и хочет чего-то новенького - прошу сюда: https://www.facebook.com/la.cruz.33 Там - новые тексты, там - все обсуждения. Если уж совсем ФБ поперек горла,…
Иерусалим, мой Иерусалим

Уходя в Белый дом, Путин взял с собой только авторучку. И власть.

СКРОМНОСТЬ

(последнему дню последнего восьмилетия)

На одной из последних пресс-конференций Владимир Путин признался, что оставил в Кремле своему преемнику все. Забрал только авторучку, которую подарил ему Ельцин.

 Отпахавши на галере восемь лет,
Позабыв про сон и слово «выходной»,
Покидает он свой нищий кабинет
В чем родился, с авторучкою одной.

Будь другой бы кто на месте на его,
Прихватил с собой в мешке бы пол-Кремля,
А вот нашему не надо ничего,
Лишь крепка была бы русская земля.

Ни Царь-пушку, ни Царь-колокол не взял,
Ни звезду со Спасской башни, наконец.
Вот вам скромности небесный идеал,
Вот вам прелести чистейший образец.

(с) Игорь Иртеньев, www.gzt.ru