Дарья Сивашенкова (la_cruz) wrote,
Дарья Сивашенкова
la_cruz

Игра на чужом поле. О вере.

Невероятно интересно говорить о вере и о собственной религии с теми, кому это чуждо. Очень надеюсь, что начатая дискуссия будет продолжена и развита. Тема первая - что такое вера. Здесь - позиция уважаемого оппонента. Здесь, ниже - моя. Поскольку обсуждение идет в жж не моем, и мои ответы пишутся не цельным куском, а в виде комментариев, то сюда скидываю мой текст целиком, для ради удобства чтения. Желающим видеть всю дискуссию - пожалуйте сюда. Писать там нельзя (только если хозяин зафрендит, а читать - пожалуйста). 

Займемся немного апофатикой – расскажем о том, что вера не есть.
 
Итак, во-первых и в самых главных: вера не есть бессознательное и безрассудительное следование навязанному стереотипу. В вере – в ее центре – обязательно должно быть нечто близкое, понятное и осознанное. А часто и пережитое. Ни один человек не может верить в то, что никак не соприкасалось с его жизнью. Вера не может быть слепым пятном, непонятным набором непонятных правил. Вера себя осознает и определяет.
 
Вера не рождается ниоткуда – ниоткуда, как известно, вообще ничего не рождается. Если говорить о вере в Бога (а я полагаю, именно о ней нам и придется говорить в последующей дискуссии), то здесь необходимо сделать следующие оговорки:
 
1.       Вера в Бога не есть признавание Бога бытийствующим. Как ни странно, это так. Потом разовью.
2.       Вера в Бога (подлинная) не есть нечто, навязанное родителями, семьей, школой, воспитанием. Поэтому глупы те, кто боится ОПК, как навязывания идеологии - такое ощущение, что у нас не было дореволюционных семинарий, откуда выходили самые прожженные атеисты, не было отрекшихся священников типа Осипова, которые НИ ЧЕРТА не понимали в том, что они учат или в том, как они служат.
3.       Вера в Бога и страх наказания – тоже разные вещи. Не надо их путать. Обличение собственной совести, пусть и далеко загнанной в угол не следует называть подлинным страхом Божьим (который, в свою очередь, не есть то, что про него думают господа атеисты и безбожники). Страх перед Богом, как перед наказующей силой – это не вера в Бога.
4.       Вера в Бога и желание награды за здешнюю добродетель – это тот же пункт третий, только чуть видоизмененный. Тоже не есть вера в Бога. Господь для верующего не есть ни источник наказания, ни источник наград.
 
 
Короче говоря, любая апелляция к Богу ради чего бы то ни было, где Бог не на первом месте и не сознается, как подлинная цель – это не вера в Бога, и незачем тут обманываться. Мне часто приходилось слышать фразу «ну, наверное, ТАМ что-то такое есть… какой-то высший Разум или высшая Сила…» То есть, пункт первый из вышеприведенного. Так вот – подобное агностическое, а на самом деле – просто равнодушное определение – это не вера в Бога. Там, где о Боге идет речь как о «чем-то», верой и не пахнет. Вера – это очень положительное определение, и она не терпит неясности. Более того, вера ищет, как бы захватить, завоевать побольше фактов о своем предмете. В нашем случае – о Боге. И незачем говорить, что вера противоречит знанию, а знание мешает вере. Ничуть не мешает и ничуть не противоречит. Вере хочется знать побольше, и это естественно, и это одобряется.
 
Вера в Бога – это не просто признание того, что Он есть. Так можно верить в Атлантиду или работы профессора Мулдашева. Грубо говоря, может и так – но мне параллельно.
Вера в Бога неотделима от ощущения того, что Он есть. Вера не строится на пустом месте, и никто не требует (по крайней мере, Иисус никогда не требовал), чтобы вера приходила к человеку ни пойми с чего.
Вера в Бога – первоначально – это ощущение Его бытия. Вера только тогда вера, когда человек ощущает себя перед Богом. А вот от этого уже надо говорить дальше.
 
Итак, как я уже сказала, вера ищет узнать побольше о своем предмете. Что ж, такие возможности ей предоставляются.
Вера и доверие. Господа – это очень разные вещи, и ни один честный христианин их не спутает, равно как ни один честный христианин не скажет, что имеет абсолютную веру в Бога и абсолютное Ему доверие (и это к будущему вопросу о том, подразумевает ли вера – сомнение – да, скажу я, еще как подразумевает!).
 
 Вера в Бога, ощущение, что Он есть, и Он есть не где-то там, в расплывчатом виде некоего Высшего Разума, непонятно как соотносящегося с миром, а конкретно в твоей жизни есть – это только начало веры. Да – вера ступенчата, она – не то, что единожды взять и потом никак не развивать. Вера новоначального отличается от веры святого.
 
Доверие – это одна из ступеней веры, составляющая, как алгебра – это составляющая математики, и как до алгебры не дойдешь без знания таблицы умножения, так и до доверия не дойдешь, пока не узнаешь Бога в какой-то мере. Что совершенно естественно: даже если ощутишь, что Он есть, еще ничто не толкает сразу Ему доверять – взаимоотношения Бога и человека не менее сложны (более, более, на самом деле), чем взаимоотношения двух людей. Никто ж не требует, чтобы сразу после знакомства мы проникались к человеку немедленным доверием и любовью. Ну так и в отношениях с Богом никто ничего подобного не требует.
 
Когда-нибудь сильно позже, если такими темпами (моя, моя вина!) доживем, я скажу о доверии Бога человеку – это куда безрассуднее, чем доверие человека Богу.
 
Добровольное ли дело вера? Добровольное – в том смысле, что никто и никогда не сможет принудить к ощущению Бога рядом. Вера из-под палки – не вера. Хоть кто тебя воспитывай, хоть школа, хоть святая инквизиция. Невольник – не богомольник.
 
Не добровольное – потому что Господь может открыться ТАК явно и ясно, что уже никак не заслонишься от факта Его бытия, если только сам перед собой не изолжешься и не искрутишься. Иногда исполняется требование господ атеистов – Бог являет себя открыто и неопровержимо.
 
Подвержена ли вера сомнениям, можно ли сказать, что «я не знаю точно, есть ли Бог, но я верю, что Он есть»?
Можно. Более того, в подавляющем большинстве случаев это будет единственно правильный и честный ответ. Да, в некоторых случаях некоторые могут сказать « я не верю, что Бог есть – я ЗНАЮ, что Он есть». Но для большинства знание дано в ощущениях, и вера – доверие собственным ощущениям. А ощущения далеко не всегда бывают постоянными. Поэтому сомнение – это одно из самых естественных переживаний верующего. И здесь уже приходится выбирать, каким из своих ощущений доверять. Наказываются ли сомнения? Ни в коем случае. Вообще, о наказании Божьем – тема отдельной беседы.
 
Но.
 
Можно ли одновременно верить в Бога и считать, что Его может и не быть? Нельзя, и не из-за того, что Господь-де запрещает свободомыслие и ужасно обижается на непризнание Себя. А элементарно из-за того, что так и до шизофрении недалеко. Еще раз повторю –вера это ощущение. Нельзя одновременно и постоянно ощущать бытие Бога и небытие Бога. Ничего не поделаешь – приходится выбирать. Усомниться, пошатнуться в вере, в какой-то момент выпасть в безверие, в потерю ощущения Бога рядом – это пожалуйста, это сколько угодно, это одно из обычнейших испытаний, рядовое такое искушение, ничего особенного. Но жить в двоемыслии постоянно – это нужно быть героем Оруэлла.
 
Да, я забыла сказать – разумеется, безусловно – вера это выбор. Вера – это очень четкий и определенный выбор, в котором есть свои строгие «да» и свои строгие «нет». Вера не равнодушна и не приемлет в себя все подряд – вера это не пылесос.
 
Поговорим о любимом – чего вера лишает человека.
 
Лишает его права не думать. Если я верю, то не имею права не размышлять о предмете своей веры, не раскрывать его для себя, не познавать. Задача верующего – то, что дано в ощущениях, перевести в знание. Инструменты прикладываются. Оставаться все время на уровне чистого ощущения – это детство и инфантилизм.
 
Если я верю – я не имею права не понимать того, во что верю, или, по крайней мере, стремиться к этому понимаиию. Нельзя верить «во что-то там» и на этом успокаиваться со словами, что Бог непознаваем. И нельзя такую леность ума называть верой. Покажите мне того человека, который первым определил войну веры и разума. Фомы Аквината с Аристотелем подмышкой на него нет!
 
Вера лишает права на безответственность. Безусловно. Особенно христианская вера – тут просто тушите свет: в смысле ответственности это самая требовательная и взыскательная из религий.
 
Вера лишает права (вот тут нахмурьтесь, господа атеисты) на становление себя в центр мирооценки. Верующий человек не полагает себя эталоном всего, он признает, что есть вещи, непостижимые для его разума (если это Бог сотворил меня, а не я – Бога, то естественно, что что-то в Боге я могу и не понимать, нет в этом ничего страшного). Он признает, что есть нечто высшее, чем он. То, что постигнуть он МОЖЕТ, но не сам по себе.
 
Верую, ибо абсурдно, говорите? Да это ж не в том смысле воскликнул Тертуллиан, что тщательно выбирал себе предмет веры, исходя из наибольшего идиотства его. Мол, вот уж отборнейшая чушь – дай-ка я в нее поверю. Абсурдно – значит, за рамками его человеческого разума, но дано в ощущениях. Что-то вроде «понять не могу, как это оно так, но знаю, что так!»
Ну, а что – Тертуллиан одинок, что ли, в своем таком подходе? Или в обычной жизни ни к чему нельзя приложить это восклицание?

Tags: Мои дискуссии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments