Дарья Сивашенкова (la_cruz) wrote,
Дарья Сивашенкова
la_cruz

Как можно споткнуться на духовном пути

 Мельком, на бегу, сумбурно, а то снова забуду и буду изводиться. Все свежо и актуально, практически, вести с полей, то есть, фронтов.

Проблемы в христианской духовной жизни начинаются там, где начинается полная концентрация на самом себе. Поставил отслеживание своего "я" в центр мироздания - и полный привет, начинается: я мало люблю (препарированная любовь вообще жалкое зрелище), я плохо молюсь (а как хорошо-то молиться, если молишься о своем "я" и вообще замыкаешь молитву вокруг своей персоны, так, что Бога там вообще не остается?), я недостаточно радуюсь о Нем (где уж тут радоваться, когда все внимание сосредоточено в себе самом, а собственная персона кажется ужасной, см. выше) - да и вообще, там, где в размышлениях христианина Господь начинает выступать в третьем лице - добра не жди. Даже в разборках с самим собой уместнее не мысли о Нем, то есть, не постановление Его на некое место, от которого потом пляшешь, как от печки, а прямое обращение к Нему. Очень может быть, что, в отклик на обращение, Он займет то место, которое сам Ему никогда не предложишь.

И вот начинается закручивание спиралей и гаек: неизбежно возникает чувство вины, ощущение потери, приперченное мыслями о ее возможной безвозвратности, и страха перед Ним, и нежелания молитвы, потому что она, как ничто другое вскрывает пустоту отношений - ну нечего Ему сказать, не о чем молиться, нечего просить - и все более и более глубокое закапывание в самого себя в тщетных попытках в собственных глубинах обнаружить искомый Свет. Эвона, откуда ж он там возьмется-то?! Человек и душа человеческая начинают напоминать все крепче и крепче сжимающийся кулак, вот уже и ногти до крови в кожу впиваются в попытках то ли себя наказать, то ли выцарапать-таки из себя необходимые чуйства. Ногтями выцарапывать из себя радость, ага.
Куда уж непохожее естественного для христианина доверчивого жеста раскрытых перед Богом ладоней.

Лично у меня мозгов понять, что в центр мироздания себя все-таки ставить не нужно, обычно не хватает. И мои собственные ощущения в такие дни лучше всего описываются образом зудящей раны - и зудит невыносимо, и тронуть нельзя - больно - и кошмарного сна, в который зарываешься все глубже и глубже, пытаясь из его, сна, реалий образовать хэппи-энд. Но кошмар он на то и кошмар, что материала для хэппи-энда в нем не сыскать, а все подобные попытки раз за разом обламываются новым сюжетным поворотом. Засыпать в кошмар все глубже, надеясь, что где-то там, в его дебрях, поджидает счастливый конец и открытая дверь в свет - неосмотрительно, не сказать сильнее. Так же неосмотрительно пытаться преодолеть себя изнутри самого себя. 

Лучший путь выбраться из любого кошмара с любым количеством кровавостей, уныния и страха - проснуться. Перестать осознавать себя, как набор чувств (без которых ты якобы уже и не ты) и поступков. Бояться перестать... Вспомнить, что Господь не хочет потерять человека гораздо больше, чем человек не хочет потерять Его, а следовательно, в какую бы тугую спираль самобичевание тебя уже ни закрутило - ее даже не обязательно раскручивать обратно. Ее можно просто принять, как не существующую. Равно, как из кошмара не обязательно выбираться - от него можно просто проснуться и понять, что он был - мороком, наваждением, а никак не реальностью. А реальность бытия Божьего и нашего бытия с Ним намного выше реальности страхов и самокопания.

Проснуться - это не значит, страх Божий потерять и считать, что грехов как бы и нет - но все-таки вспомнить, что Любовь Божья ни во что не ставит ни эти грехи, ни отсутствие самочинно возгретых высоких чувств. Право слово, довольно странно, не сказать глупо, одновременно мучиться от переживания своего несовершенства и греховности и бояться кары и отчуждения Божьего за это. Или-или, третьего не дано. Чем мучительнее переживание греха, собственного бесчувствия - тем Он ближе, и проснуться от кошмара - и есть решительно выбрать мысли о том, что Он рядом, а не о том, как все в собственной душе погано, и к этим мыслям прильнуть. Такие мысли заливают душу светом, покоем и любовью куда быстрее, чем самокопание.

Все-таки, цель христианина - соединить свою руку с рукой Божьей, какой бы бессильной и слабой ни была при этом наша рука в Его ладони. Но наша слабость не вызывает у Него отторжения, и христианское доверие Богу в том, чтобы понять это.

Молитва и радость о молитве возвращаются тогда, когда "я" из молитвы улетучивается, и улетучиваются попытки самостоятельно построить свою жизнь (в том числе, и духовную), оставляя Господу роль прораба. Не надо тщательно исследовать себя в процессе молитвы на предмет выявить глубокую духовную радость о ней или прочие высокие чувства. Молитва реальна, свершается и слышится даже тогда, когда чувств в тебе - не больше, чем в бревне. Божественная реальность зависит не от тех переживаний, которые творятся у тебя внутри. Да и вообще, иногда создается впечатление, что молишься-молишься о "даруй мне то переживание, даруй мне се чувство", даже если и о самом, казалось бы, благодатном молишься - о переживании Его и своей любви, а в ответ разве только не слышишь: "да побудь со Мной просто". Потому что очень, очень легко в молитве подменить "чувством Бога" самого Бога. От чувств комфортно, а от конкретного Богообщения - нет! Так это какие-то очень левые чувства, совершенно точно не имеющие отношения к Богу.

"Просто побудь со Мной".

Отношения с Богом одновременно очень сложные и очень простые - сложные они потому, что манера все усложнять - это, наверное, общечеловеческое качество. Манера накручивать разные условности и ставить разные условия, создавать преграды, чтобы потом радостно или не очень их преодолевать. Путаешься в этом всем, как муха в паутине, как в хитросплетениях сюжетов кошмарного сна. А простые они, потому что иногда все-таки вспоминаешь, что Господь в эти игры не играет - Он просто любит и ждет, когда человеку надоест самостоятельно выпутываться из липких сетей своих мыслей, представлений и условий. У Господа в руках нет блокнота, в котором Он бы помечал крестиками и галочками все наши поступки, чтобы, в соответствии с записями регламентировать Свое к нам отношение.

Не тяжело жить, веря лишь в свою любовь? Попробовал бы поверить в Мою. Почему ты не думаешь, как Я боюсь тебя потерять? Как это тяжело – потерять того, кого уже назвал своим. Ты сам запираешься от Меня на все замки, а потом спрашиваешь: где я буду? Впусти Мою любовь в душу, и будешь со Мной вечность. (с)
Tags: О важном
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments