Дарья Сивашенкова (la_cruz) wrote,
Дарья Сивашенкова
la_cruz

Мой путь в Церкви: духовный отец

 Сделаем некоторый шаг в сторону - поговорим о том, почему иметь духовного наставника очень не вредно, а иногда даже и очень полезно.
А то из моих предыдущих постов может сложиться впечатление, что наставничество и передача чужого опыта - это вред и плохо, и во всем, абсолютно во всем нужно разбираться самому и исключительно самому.
Нет, это не вред и не плохо. И тут я могу говорить не в теории, а исходя из собственной практики, которую я, разумеется, никому не собираюсь навязывать, но о которой мне хочется пораспространяться, потому что... да потому что это просто-напросто мой жж, а история может оказаться небесполезной для тех, кто, как и я, полагает, что до всего может дойти совершенно сам.

Как я уже упоминала не раз, в Церковь я пришла отнюдь не сразу, как обратилась. Собственно, можно даже высчитать точные сроки. Вчера я отмечала одиннадцатилетие своего обращения, а по-настоящему в церковь я пришла (с твердым намерением там остаться) на Страстной неделе 2003 года.
Итого - где-то семь лет.
Разумеется, придя в Церковь, я была не tabula rasa. За семь лет я успела много обдумать, много понять, занять много позиций, с которых меня фиг было спихнуть, приобрести некоторый мистический опыт и достаточно точно и полно понимала, что в моей жизни ведет к Богу, а что - от Него уводит. В Церковь я пришла отнюдь не с открытой ладонью и не с открытыми ушами, а с четким пониманием того, с чем я могу согласиться, с а чем - ни в коем случае.

Более того. В начале своего христианского пути я вообще не думала, что когда-нибудь дойду до Церкви и рассмеялась бы в лицо тому, кто предположил бы такой финт ушами. Я Церковь воспринимала крайне враждебно (на это у меня были свои, сугубо субъективные причины, не характерные для большинства, поэтому о них я распространяться не буду). К концу седьмого года я знала, что в Церковь идти надо - на то были мною же выведенные богословские основания, а я привыкла быть честной перед собой - но я шла туда, готовая сражаться за свои убеждения, за то, что я считаю истиной - в общем, я шла туда вовсе не соглашаться и не учиться. Я шла, доверяя Тому, кто Церковь основал, тем, кто стоял у ее истоков, но не ей самой. И - да, я очень боялась, что вот сейчас я приду и мне велят похерить все, что было хорошего в моей жизни за эти семь лет и начать все заново.

Но я все-таки пришла в Церковь и потихоньку, понемногу начала обживать новое пространство и новых людей.
И я ни разу не столкнулась с тем, чтобы у меня отнимали мою радость и мою любовь. 
Меня приняли абсолютно спокойно и радостно - вплоть до того, что я демонстративно носила в храм джинсы и броско красилась - я пыталась определить границы того, что нельзя - а ко мне подходили и делали комплименты, как я прекрасно выгляжу. Да-да, те же бабушки у подсвечников. Я смеялась и шутила у аналоев, а священники не одергивали меня, но улыбались в ответ. И понемногу я перестала вести себя с вызовом и стала вести себя естественно.

В подавляющем большинстве случаев священники, с которыми я общалась, позицию "все сама" принимали с восторгом. Им со мной было, не побоюсь этого слова, интересно. Ни одного из них я не воспринимала как наставника - как собеседников - да, как сооткрывателей - да. Но не наставников. К чести их надо сказать, что ни один и не пытался наставлять меня в вере или требовать от меня отречения от того или иного частного богословского мнения. Даже мой духовно-мистический опыт (при всем его, скажем так, своеобразии) их, в общем, устраивал - видимо, потому, что, в конце концов, он довел меня до Церкви и явно приближал меня к православию, а не отдалял от него. Я не была духовным чадом, я не спрашивала "батюшка, а как то... как это?", нет - я приходила и озвучивала свою позицию по тому или иному вопросу (придя в Церковь я отнюдь и отнюдь не перестала думать, ибо информацию продолжала воспринимать только от себя самой); позиция могла обсуждаться, корректироваться, но отвергаться - нет.

У меня и до сих пор ба-альшие проблемы с восприятием на веру духовной информации. Я не считаю это ни плюсом, ни минусом, потому что в позиции "я сама до всего дойду!" есть и плюсы и минусы: хорошо в этом то, что, дойдя самостоятельно, ты действительно целиком и полно понимаешь тот или иной аспект и можешь объяснить его как себе, так и другим, видишь его внутреннюю логику и легко выстраиваешь систему, а плохо - что очень, очень, ОЧЕНЬ много времени тратится на то, до чего умные люди дошли намного раньше и о чем написали книжки для таких вот взыскателей. Сколько раз так было: мучаешься, думаешь, ночей не спишь, доходишь до чего-то - а через неделю - бац! - открываешь какую-нибудь умную книжку, в там красивым шрифтом (и зачастую куда более красивой формулировкой) пропечатано все то же самое.

Были священники, которым я исповедовалась, но мне - видимо, в силу характера и в силу отношения к людям в целом - исповедь не казалась чем-то тяжелым, стыдным и страшным. Людей я не боялась никогда, комплексами особыми не страдала, постыдных тем для меня не существовало и не существует - существуют темы интимно-личные, но, скажем, секс к ним не относится. Я, скорее, покраснею, рассказывая священнику о духовных переживаниях, чем о блудных помыслах.
Тем более, что моих собеседников у аналоя остро интересовала духовная сторона моей жизни, а танцы с бубном вокруг седьмой заповеди как-то не вызывали у них припадка энтузиазма. 
Но исповедник и духовный отец - это разные, очень разные отношения. И даже доверяя священнику что-то сокровенное, я не склонна была спрашивать советов и просить помощи. Никогда.

За что мне и "прилетело". Нет, никаких наказаний с Небес. Просто я очутилась в положении того человека, которому Бог посылал вертолет, катер и лодку, а он все равно утоп.

Три года назад со мной случилась большая беда, имевшая для меня очень тяжелые последствия. Не обинуясь скажу, что была порушена моя жизнь, сильно-пресильно покалечена моя душа, психика и мироощущение в целом. Нет, это никак не связано с моим христианством, это случилось как бы "вне", но я в ту пору была очень целостным человеком, гораздо более целостным, чем сейчас, поэтому калеченье одной части моей жизни автоматически означало калеченье всей меня. История была некрасивая, там было, в чем покаяться, и я каялась - сквозь слезы не от осознания греха, а от невероятной боли из-за случившегося.
Меня выслушали с полным сочувствием и, не сильно акцентируя внимание на греховной составляющей, сказали одну-единственную фразу, которая была точным определением того, что со мной сотворила эта ситуация.
Я ее услышала. Я ее не послушала.
Я по привычке восприняла мнение священника просто... как его частное мнение. Ну да - вот такая у него точка зрения. Довольно мрачная и довольно радикальная, но это только его точка зрения. Тем более, что она как бы ставила меня в пассивную позицию, а я привыкла быть активной - везде, везде, даже в саморазрушении. Я просто не могла допустить чьей-либо еще роли в этом процессе.
Мне эту точку зрения высказывали все эти три года, практически на каждой исповеди, то есть - раз в две-три недели. Я ее упорно не слышала. Это было... слишком жутко и слишком... меняжалеюще, чтобы быть правдой. И обвиняло другого человека, а против этого во мне восставало все.
Я ее не слышала. Я не воспринимала священника, как человека, который видит со стороны и видит картинку в целом, и меня - в целом. Я все еще пыталась воспринять ситуацию изнутри, познать себя изнутри.
Дело кончилось тем, что я уверовала в то, что кошмар прошел, тени прошлого больше не омрачают... и в этом духе. И мрачная фраза стала меня раздражать - мне она казалась слишком уж суровым диагнозом - ведь я уже выздоравливаю, ведь я уже почти выздоровела, ведь я уже здоровая... черт, да что ж так хреново-то все?!
А три недели назад я эту фразу услышала. И вдруг поняла, что это - правда. Прошлое никуда не делось, калеченье не исцелилось. Оно и не могло исцелиться, учитывая, что я упорно делала вид, что все прошло, все больше не болит. Сломанную ногу, знаете, не лечат, пытаясь побить рекорды по прыжкам в высоту. А сломанную душу не исцеляют, порываясь взять новые духовные высоты. Я рвалась вперед, туда, где выше, где свет - а меня призывали остановиться и срастить то, что сломано, оживить то, что умерло. И лететь дальше - на непереломанных крыльях.
В результате у меня не получалось ничего, душа пошла в окончательный разлад, я начинала ненавидеть себя за духовную импотенцию, за то, что ничего не получается - а оно и не могло получиться.
И я услышала эту фразу и наконец-то осмелилась приложить ее к себе. И оно, представьте, подошло ко мне идеально. 
И мне теперь, отошедшей от ужаса этих трех недель (ведь я, наконец, увидела в себе то, что так не хотела видеть, от чего так долго отмахивалась, и зрелище мне предстало довольно жуткое), предстоит долгий и, надо думать, достаточно кропотливый труд по оживлению отмершего, исцелению покалеченного, сращению сломанного.
А услышь я эту фразу два с половиной года назад и поверь священнику - этот труд, скорее всего, был бы уже позади. И не было бы осложнений, возникших из-за непомерных нагрузок на покалеченное.

И тогда я поняла, что в духовном отце нет ничего... унизительного - это не человек, который диктует тебе все, начиная от того, чем питаться на завтрак, заканчивая количеством молитв на ночь. Духовник - это человек, который видит тебя снаружи, так, как ты сама себя увидеть не можешь, и в состоянии подсказать то, что ты никогда не углядишь. Не потому, что мозгов не хватит. А потому, что себя в целом со стороны увидеть невозможно. Когда ты сидишь в вагоне поезда, то повороты практически не ощущаешь, но со стороны изгибы видны очень хорошо. 
Никому не надо вручать свою свободу - христианин слишком сам в ответе за то, что с ним происходит, и пытаться переложить всю ответственность за себя на плечи священника - нехристианное малодушие. Но слушать советы того, кто вместе с тобой проходит твой духовный путь (раз уж слушает твои исповеди) - можно и нужно.

Иногда это может спасти жизнь.
 
Upd.: я не думаю, что тут нужна особая конкретика - что именно со мной случилось. К сказанному это ничего не убавит, не прибавит. Тем более, что мнение и слова священника я совершенно точно озвучивать не буду.

Возможно, я напишу о случившемся отдельный пост, но явно не в связи с этой записью.
Tags: О важном
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments