Дарья Сивашенкова (la_cruz) wrote,
Дарья Сивашенкова
la_cruz

Новообращенный христианин: как не покалечить душу-2(1)

В продолжение разговора, начатого вот здесь. Поговорим о двух ключевых понятиях православия и православнутости: Аскетика и Смирение.

Аскетика и Смирение - вот два понятия, встречающие на пороге церкви каждого новообращенного христианина. Я думаю, мы все знаем и видели, что это такое. Аскетика - отказ от всех земных радостей во имя Божие, вечная суровость и недопустимость даже тени улыбки на лице, твердое "нет" мирским книжкам, греховным фильмам, богопротивной музыке и недушепасительному времяпровождению, протест против любой радости жизни и жуткий страх перед тем, как бы случайно не оказаться счастливым.
 Смирение же приходит к нам - особенно к девушкам, разумеется - в невзрачной, страшненькой одежде, наряду с неухоженностью, с непременным "как батюшка благословит", "я грешнее всех", "что ни случилась - на все воля Божья" - произносимое с поджатыми тонкими губами и злыми глазами. Смиряйся - глагол, который неофит слышит постоянно, что бы ни случилось, как бы что ни казалось странным, против чего бы ни протестовала душа - смиряйся и все тут, ибо прах грешный ты есть, ибо ты просто грязь и мразь и должен ощущать себя таковым, а как забудешь, так кара Небесная тебе тут же напомнит, грешник ты нераскаянный.

Так?

Ну, вы уже поняли. Берите карандаш и крест-накрест зачеркивайте вышеприведенный абзац. 

Ибо к смирению и аскетике в их подлинном, христианском, православном звучании, все вышесказанное не имеет ровным счетом ни малейшего отношения. И даже, как сказано в анекдоте, еще и вредит.
О смирении и аскетике я, даст Бог, все-таки напишу подробно и полно, и не споря с чем-то и кем-то, а ради них же самих. А здесь выскажусь вкратце, чтобы хоть немного реабилитировать эти два прекрасных понятия, наполненных любовью и радостью о Боге.

Но сначала - пара слов о христианских добродетелях в принципе.

Как известно, окружающий нас мир беззаветно влюблен в христианство и его (мира, не христианства) представители в порыве страсти несут такой изысканно-горячечный бред, густо приправленный полным невежеством в ключевых вопросах, что под сказанным с трудом узнаешь родные христианские понятия. Как почитаешь, что, оказывается, на самом деле несут в себе наши добродетели, так просто охнешь: неужели последние 2000 лет на Земле рождалось столько мазохистов, что согласились добровольно нести такие неудобоносимые бремена? Это ж надо было одновременно страдать самоуничижительным комплексом неполноценности и беззубия (это о смирении, конечно), задавлением в себе самых, что ни на есть правильных и жизненных инстинктов (аскетика), ограничением себя в предельно важном вопросе половой свободы "где хочу, с кем хочу и как хочу" (так изысканно оказалось оболганно целомудрие), ну и, конечно, полной бесхребетностью и неумением отомстить зарвавшемуся врагу по самое не балуйся (любовь, любовь, конечно). 
Я уж не говорю о том, что пишут про христианское спасение и образ жизни вечной: сусально-издевательские картинки с облачками, арфочками, ангелочками и яблочками, приправленные совершенно казарменными райскими порядками, совершенно точно могут прельстить только завзятого инфантильного мазохиста.

Господа, если кто еще не догадался, то объявляю удивительную новость: все это редкостная брехня. Христианство в разы и на порядки сложнее той топорной картинки, которую держат в голове наши оппоненты, полемизируя с нами. 
Но не это самое худшее. Оппоненты - ладно, они, в конце концов, на то и оппоненты, чтобы периодически задействовать инструменты черного пиара (главное отличие их от пиарщиков в том, что они сами себе верят, а зря). Беда в том, что подобного образа мыслей придерживаются и те, кто называет себя христианами, и вот это мне решительно непонятно.

Господа, возможно, я открою удивительную тайну, но рано или поздно вы должны же были это узнать. 

Основой, залогом, критерием, источником и единственной целью каждой христианской добродетели является радость.

Да-да. Та радость, о которой Господь говорит в Евангелии:

Так и вы теперь имеете печаль; но Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас;
(Иоан.16:22)

Иисус вообще удивительно много говорит о радости, как о том, что ждет Его учеников и последователей в будущем, так и о том, что чувствует человек, обретя Его. И особенно много Он говорит о радости в последнем разговоре с учениками.

Еще подобно Царство Небесное сокровищу, скрытому на поле, которое, найдя, человек утаил, и от радости о нем идет и продает все, что имеет, и покупает поле то.
(Матф.13:44)

Сие сказал Я вам, да радость Моя в вас пребудет и радость ваша будет совершенна.
(Иоан.15:11)

Истинно, истинно говорю вам: вы восплачете и возрыдаете, а мир возрадуется; вы печальны будете, но печаль ваша в радость будет.
(Иоан.16:20)

И Его ученики это твердо знали.

Ты дал мне познать путь жизни, Ты исполнишь меня радостью пред лицем Твоим.
(Деян.2:28)

А ученики исполнялись радости и Духа Святаго.
(Деян.13:52)

О сем радуйтесь, поскорбев теперь немного, если нужно, от различных искушений,
дабы испытанная вера ваша оказалась драгоценнее гибнущего, хотя и огнем испытываемого золота, к похвале и чести и славе в явление Иисуса Христа,
Которого, не видев, любите, и Которого доселе не видя, но веруя в Него, радуетесь радостью неизреченною и преславною,
достигая наконец верою вашею спасения душ.
(1Пет.1:6-9)

Ибо Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе.
(Рим.14:17)


Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера,
кротость, воздержание. На таковых нет закона.
(Гал.5:22,23)

Радуйтесь всегда в Господе; и еще говорю: радуйтесь.
(Фил.4:4)


Всегда радуйтесь.
(1Фесс.5:16)

Цитировать, на самом деле, можно бесконечно.

Любая христианская добродетель добродетельна только в том случае, если идущий по ее пути, пусть и терпя скорби в мире (хоть бы и те же скорби плоти при аскетическом пути), в глубине живет радостью и радость же ждет в окончании своего пути.
Ничто, что угрюмо, что бесплодно, безобразно, безлюбовно и безрадостно не входит в Царствие Небесное. Потому что, помимо прочего, это Царствие полноты и красоты. Радость красива, а угрюмость - нет. Любовь прекрасна, а остервенение отвратительно. Целостность божественна, а раздробленность ужасна. Прощение и милость царственны, а злоба и осуждение присущи мелким душам.
Да все даже и проще. Если хотите знать, что сочетает с Богом - просто поглядите в зеркало. Улыбка красива, гримаса - нет. Лицо сострадающего красиво, злорадствующего - нет. Радоваться - красиво, горевать - нет. 
Поэтому радость - вечна и войдет в Царствие Небесное, а горечь, печаль и страдание - не войдут. Радость дается нам, как прообраз будущей жизни, а мучения - только как испытания. Они не предназначены для вечного бытия.
И любая христианская добродетель, будучи отражением Царствия Небесного на Земле, несет в себе и красоту, и любовь, и радость, и милость. Любой, прикасающийся к ней и достигающий ее, не может чувствовать себя обделенным и урезанным, потому что и в одной добродетели достигается полнота.

Что же, аскетика - это не отказ от многого и многого? Отказ. Еще какой отказ. Во многих случаях - ох, какой радикальный.
Но мы не будем говорить сейчас о радикальном. Поговорим о более обиходном, неофитском - отказе от книг, музыки, фильмов...

Еще подобно Царство Небесное сокровищу, скрытому на поле, которое, найдя, человек утаил, и от радости о нем идет и продает все, что имеет, и покупает поле то.
(Матф.13:44)

Иисус ведь не сказал: человека заставили продать все, чтобы купить то поле, на котором зарыто сокровище. Еще Он не сказал, что человек счел себя обязанным это сделать. Нет - он так обрадовался найденному сокровищу, что все, чем он владел раньше, показалось ему просто... ненужным. Неинтересным. Скучным.
Человек утаивает сокровище, как утаивают самое дорогое, самое ценное, самое-пресамое личное и трепетное. И, чтобы принадлежать безраздельно этому сокровищу, он отдает все. Все, что могло как-то отрывать его от новой жизни в этом сокровище.

Неофитский отказ от всего-всего-всего вполне может быть добровольным. Душа, нашедшая Христа, вполне способна откинуть от себя все остальное - враз неинтересными становятся книги, где не пишут про Него, фильмы, которые показывают что угодно, только не Его, музыка, которая играет что угодно, только не Его ноты. И это не отказ в презрении, в отвращении, это не отказ от греха - нет. Это отказ от того, что стало не интересно. Что перестало доставлять радость и удовольствие. 
Я хорошо это понимаю. Когда я сама обратилась - упаси Боже, никто, никто не заставлял меня ни от чего отказываться. Я могла слушать и смотреть все, что желала. Но я сама слушала, смотрела и читала то, что было о моей любви - все остальное мне казалось попросту неинтересным и скучным, да и сейчас из двух книг я предпочту ту, где больше рассказывается о моей любви.

Это - первая часть, это как бы вступление в аскетику, здесь нет еще ни заставления себя, ни сознательного отсечения от себя то, что может причинить удовольствие. Это еще все - порыв к любви и к ее единственному предмету.
Но аскетика продолжается и тогда, когда первая любовь утихает и возвращаются старые мирские интересы. А почему бы не почитать ту книгу, а почему бы не посмотреть тот фильм, а почему бы... в конце концов, нельзя же все время об одном и том же. Верните мне мой диск с Black Sabbath, у меня к нему давние теплые чувства.
Здесь задачи аскетики распадаются на два рукава.
Во-первых, аскетика хранит чистоту души и незамутненность восприятия. Аскетика бережет не просто обретенное сокровище, но и глаза (уши, руки, тд) того, кому сокровище принадлежит. Аскетика позволяет остаться чистым и чистыми глазами (руками, ушами) смотреть на предельную чистоту. Это только по неопытности кажется, что вот щаз я погляжу концерт Петросяна, поржу над сортирными шутками, а потом с чистой душой сяду читать на ночь Евангелие. Не выйдет. 

Лучше, конечно, попробовать на собственном опыте. Сразу все так ясно и понятно становится...

Вторая задача аскетики еще тоньше: она в прямом смысле нудит человека к Царствию Небесному.
Не секрет, что горячка первой любви остывает очень быстро. Ну, или не очень - кому как повезет. Но остывает. И начинаются поиски радости вокруг себя - на чем бы сердце с душой успокоить, чем бы себя порадовать, чтобы высоко уже не тянуться и источник радости всегда иметь под рукой.
Так вот: намеренный отказ от чисто земных радостях имеет под собой желание не допустить, чтобы душа, раз вкусившая Божественной радости и Божественной любви, затерялась и рассеялась в радостях случайных, скудных, земных. 
Душа, скажем прямо, она как желудок. Если ее долго не кормить - она сжимается и рада уже малому. И готова довольствоваться малым. И вот уже какая-то мельчайшая радостишка, типа прикольного концерта или интересной книги, способны оторвать душу от подлинной радости. Способны дать мнимое ощущение насыщенности, способны умалить душу до чего-то мелкого.
Аскетика стоит на страже: не дать душе стать меньше, чем она есть. Не дать ей удовольствоваться меньшим, чем ей приуготовил Господь. Не дать ей сжаться и потерять возможность принять всю ширь действительной Божьей радости.
Аскетика в этом случае - сознательное обережение себя от искушения распылиться. Сознательное хранение души для подлинной радости.
И дело тут ни в коем случае ни в "греховности" той или иной книги/фильма/тд. Дело не в том, что Господь обидится, если мы послушаем диск или поглядим фильм.
А в том, какое последствие это будет иметь для нашей души и для наших отношений с Христом. Даже нет. Для нашего отношения к Христу. Потому что Его-то любовь ни в коем случае не умалит никая прочитанная нами кощунственная книжка или богохульный фильм.
Любое ограничение христианин накладывает на себя сам. Считает он, что "Последние искушение Христа" не возмутит его душу? Да можно смотреть! Я смотрела (кстати, киношка - дешевый эпатаж, книжка лучше) вот. Но я тогда вообще смотрела ВСЕ, что хоть как-то поминало Его имя.
Смысл в том, что аскетика  - это личный и только личный выбор каждого.
Да, в выборе того, от чего христианин сознательно себя отлучает, может помочь более опытный. Но это должно быть сугубо добровольно и на основе полного доверия - если этот человек, которому я совершенно доверяю, сказал, что слушать Black Sabbath не очень душеполезно - я, пожалуй, не буду слушать. Потому что я верю, что он прав, и проверять, рискуя царапинами на собственной душе не буду.
Но не должно быть такого, чтобы смысл и суть запрета оставались не ясны. Христианин должен очень отчетливо представлять себе, почему для него невозможно то или другое.
Иначе запретное становится грехом не в силу своих последствий (пересмотрел Петросяна, потом молиться сложно, следовательно, это мешает отношениям с Богом и ПОЭТОМУ греховно), а само по себе. Этакая "вещь в себе", неясно, чем опасная, но почему-то запрещенная. 
И это уже - почти магизм и противоречие самому духу христианства, духу свободного выбора и свободного приятия или неприятия того или иного, основанное на глубине и осознанности отношений с Богом. 

Про смирение допишу завтра.
 
Tags: О важном
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments