Дарья Сивашенкова (la_cruz) wrote,
Дарья Сивашенкова
la_cruz

Опасности экстравертов aka Волдемортизм в нашей жизни

По себе сужу, поэтому нижесказанное - чистая и незамутненная имха. Нелюбителям некоторого пафоса, душевного стриптиза откровенного разговора  и текста на грани ассоциаций можно смело пройти мимо.

Высокое искусство быть экстравертом в том, чтобы, любя людей и вкладывая в них душу, при этом соблюдать душу и собственную личность - цельными. Иначе получается вольдемортизм и натурально создавание хоркруксов путем разрывания собственной души и вкладывания разного размера ее кусков в разных более-менее дорогих людей. Ну и сиди после этого как дура с 1/128 частью оной. Натурально хокрукс, разве что, цель - не физическое бессмертие, а сохранение себя - в человеке, и человека - себе.
На самом деле, действительно неплохое и очень ценное в деле отношений умение чувствовать людей и вливаться в них настолько, что ощущаешь их, как саму себя, может подвести весьма сильно. Когда оставляешь в человеке залогом взаимопонимания часть своей души, да порой такой кус, что начинаешь натурально от человека зависеть - личность перестает быть цельной. 

А переставшая быть цельной личность теряет бесценные качества - скажем, не-цельное не может войти в Царствие Небесное. Туда, по словам Писания, можно войти без руки, без глаза, а вот без головы без куска души, точнее, живя на два куска, как на два дома, войти нельзя. Недаром одной из величайших добродетелей христианства является целомудрие, которое вовсе не есть воздержание от блуда (хотя как одна грань - и это туда входит, как держание воедино души, разума, сердца и тела), а очень даже есть соблюдение единства в собственной личности, чтобы не раздирало тебя во все стороны одновременно, как непонятно что, сотворенное Приваловым в "Понедельнике начинается в субботу". Опять же, рассеченная на куски и распиханная по разным хоркруксам людям душа болит: то одного рядом нет, то другого, а люди еще имеют гадкую привычку меняться в худшую сторону, и ой-ой-ой, как тогда запиханному куску души несладко приходится. Потому что если вкладывали душу в одного человека, а он вдруг меняется, да плохо меняется (с нашей т.з.), то часть души обратно может и не вернуться - остаться себе в прошлом, где этот человек еще был таким, каким он радовал. Душа, разделенная еще и во времени - это совсем ой-ой-ой.
Да и когда они рядом и все хорошо, тоже все не слава Богу: отданная часть души порабощает отдавшего ее новому хозяину, жизнь без этого человека кажется неполноценной (еще бы, ведь в нем - кусок твоей собственной души, а душа - она такая, ее не проведешь, она отсутствие куска самой себя и новый "дом" этого куска чувствует очень хорошо), а полагаться всецело на то, что одаренный такой драгоценностью человек оценит оказанное ему "высокое доверие" - наивность высший пилотаж. 
Во-первых, потому, что дар могут попросту не заметить. Во-вторых, потому, что такой навязанный дар может оказаться попросту ненужным, раздражающим, и это даже хуже, чем первое, потому что в таком случае куском души не просто пренебрегут, но и походя унизят (даже не поняв этого). 
Результат: разорванная на части душа, каждая из частей находится в более-менее неподходящих условиях (у души есть два подходящих условия - в самом хозяине и у Бога, потому что только Он может с полной серьезностью и полной любовью отнестись к такому дару, но Он-то как раз кусками не берет, потому что для Него разорванная душа - это трагедия, Он как раз будет стремиться собрать душу воедино), полная дисгармония и дисбаланс, и постоянные (и никогда окончательные) попытки нащупать хоть какое-то равновесие для всех рассованных по другим людям частей. А равновесия и гармонии не будет никогда: весьма наивно думать, что часть души, которую ты доверил другому человеку, будет окружена им таким же пониманием, любовью и бережностью, как самим тобой или Богом. Хотя бы потому, что чужая душа - потемки, и что делать с этим странным темным комочком, настырно лезущим к твоему сердцу - неясно. Выкинуть из себя от греха подальше - наверное, вообще, единственно-нормальное отношение к такому, потому что нужно иметь сильную, сильную, очень сильную, неземно сильную любовь к человеку, чтобы понести, не разбив, не расплескав, часть его души - как свою, бережнее, чем свою. Да и то, рано или поздно расколошматят: не человеческое это дело, чужие души носить.
Разбитая таким образом личность не может и сама в себе собраться, а следовательно: не может творить (ибо для этого необходимо самоосознание, а оно затруднительно, когда нное количество душевных частиц занимаются познанием и вживлением в других людей), не может пребывать в мире с самой собой (того человека не хватает, сего не хватает для полноты душевной, а этот вообще поменялся и душа осталась натурально у разбитого корыта хоркрукса... какой уж тут мир?), не может быть теплом и светом окружающим (это разбитое-то и разорванное - тепло и свет, хладные останки?). Я уж не говорю о самодостаточности - об этом можно забыть сразу и накрепко: какая самодостаточность там, где разорванная душа - залог сверхнужды в других людях, до не-осознавания себя личностью, если их рядом нет?! Не может полноценно быть в общении со Христом (потому что нельзя любить Его и принимать Его частичкой души). Хотя Христос - единственный, Кто в такой ситуации может помочь вспомнить (хотя бы для начала вспомнить) о целостности и ценности собственной личности, вытащить заныканные по чужим телам и душам куски твоей собственной души и собрать их воедино, так, что вдруг исчезнет болезненная зависимость от других, и жизнь окажется вдруг не просто отражением в глазах тех, кому напоручал куски своей души. Она окажется отражением в твоих собственных глазах, потому что главная ценность христианства - это единственная и уникальная человеческая личность, один раз и на всю вечность сотворенная Богом, никогда такой не было и никогда не будет. О чем - вся добродетель смирения. А любовь к людям без зависимости, без вынужденной привязанности - она и краше, и полнее, и чище. Тем более, что полной душой дать им можно намного больше, чем запихнув в них часть своей разорванной, а любить независимо - гораздо лучше, чем, образно говоря, искать благосклонности хозяев твоей души. Две личности поймут, оценят и полюбят друг друга скорее, чем одна личность и нечто разбитое на осколки.
Нет, в людей надо вливаться, в людей надо входить, и душами надо касаться - надо, как взглядами, как пальцами. И даже сливаться душами можно, но так - чтобы нераздельно и неслиянно (нам ведь дан пример в природах Христа), чтобы личности все-таки оставались две, чтоб ни одна при этом не разорвалась в довольно дурацкой тщетной попытке сохранить себе этого человека и себя в этом человеке.
Потому что заныканный в кого-то кусок души - это ни в коем случае не личность целиком, и огрызок души из хоркрукса людям любить невозможно.

Отдавать себя людям - можно! Жертвовать собой ради человека - можно! В огонь ради любви своей прыгать - можно! Всей душой служить человеку - можно. Сгорать и возрождаться, как феникс - нужно! Оставаясь при этом собой, в полной мере, во всей душевной полносте. Прекраснее сгореть целиком и возродиться вновь - полноценной личностью, чем жалко существовать раздробленным Волдемортом.
Хокруксы делать - нельзя.
Tags: О важном
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments