Дарья Сивашенкова (la_cruz) wrote,
Дарья Сивашенкова
la_cruz

Какие все, блин, без греха...

Во, давайте теперь кидать камни в покойного Ельцина. Какие все-таки мы, кидальщики (особь православные), смелые, да какие нравственные, да какие образцово "не такие, как этот мытарь". И с какой несравненной уверенностью, что уж мы-то куда праведнее, чем усопший. И будем на него, в муках адских томящегося, из пресветлого рая злорадно поглядывать - поделом тебе, мол, псине сдохшей. Караул какой-то кричать хочется, как прочитаешь - ну как это может человек со светло  православными глазами желать кому-то вечной гибели, как гвозди в гроб забивать?

Кто сказал, что можно ТОЛЬКО или проклинать или благословлять? Ах, Пушкин... Загремели, значит, за его дела благословенья и проклятья? Так вот: Пушкин в данном случае неуместен. Не обязательно благословлять. Не нужно и проклинать. Смириться перед любящим Божьим судом надо - и хотя бы попытаться понять, что есть Божий суд над грешной душой - нет, не для души - а для Самого Бога. Смириться - к боли Господа о пропадающем хоть ударом сердца прикоснуться. Не возрадоваться возмездию, а понять тайну тайн: единственно для Господа важны - мы сами. Не деяния наши, не грехи, не добродетели - мы сами. И миг Встречи, в котором - радость или приговор.
И хотя бы ради Его муки - ибо любое осуждение души Ему в муку - промолчать, если не можешь молиться во спасение. 
Господа почтить, не человека. Если на человека не хватает милости. Или ради любви к Богу кричать, молить, просить пощады тому, кто не заслуживает милости.

Как не понять, что гибель души - это горе для Христа, за душу ту распятого. Как не понять, как не помнить, что любой из нас, грешнейший из грешных, убийца, вор, насильник, террорист и предатель - единственный в Его глазах, единственно Им сотворен, и каждый наш грех, каждый шаг в сторону от Него - печаль для Господа, а гибель каждой души - невосполнимая потеря. Зря, что ли, радуются праведники и ангелы в раю о найденной душе стократ сильнее, чем о душе блаженной? Зря бежит отец навстречу блудному сыну - а поди сдохни тот блудный сын в чужом краю, к отчему дому дороги не нашедший? Поди радовались бы кое-кто из отцовских слуг: сдох, сучонок блудный, отцу сердце разбивший уходом своим. А что было бы Отцу, узнай Он о смерти сына в чужом краю? Привезли бы домой тело - еще если б привезли - и смотрел бы отец, полуослепши от горя - теперь уже навеки безнадежного - на своего младшенького, любенького. А кто-то бы радовался: так и надо, так и надо, собаке - собачья смерть. То-то бы отец был им благодарен.

Не во имя человека - во имя Божие прошу: не осуждайте, не радуйтесь, не вздыхайте удовлетворенно. Зачем Господь призвал его на суд - мы не знаем. Мы не знаем, что сотворилось в его душе при встрече со Спасителем. Но я надеюсь, я очень хочу, чтобы в минуту смерти он все-таки покаялся - просто потому, что радость о спасенной душе для Господа куда сильнее, чем радость самой души о спасении. А боль Христа о нас, погибающих,  была так сильна, что привела Его на крест. Что же говорить о Его боли о погибших...
И ради славы и радости Господа я желаю ему - спасения.
Tags: Политика, Проща(е)ние
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments