Дарья Сивашенкова (la_cruz) wrote,
Дарья Сивашенкова
la_cruz

Как делают антисемитом...

Ну да, ну да - я знаю, такое название - это плагиат. У отца Кураева есть такая книжка, которую положено ругать за экстремизм, религиозную нетерпимость, разжигание национальной розни, разумеется, антисемитизм и так далее, но я этого делать ни в коем случае не буду, потому что в его книге всего этого нет.
Зато все это (разумеется, кроме самого антисемитизма) присутствует в книге, которую нам, студентам МГУ, да и вообще, образованным людям, положено знать (и, если я правильно понимаю, положено восхищаться).

Одна из книг, которые вызывают во мне ярость вперемешку с отвращением - навряд ли такого добивался Фейхтвангер, живописуя приключения и страдания своей доньи Ракель и дона Иегуды. Я не понимаю, почему я, христианка, должна читать и умиляться судьбам людей, от чьих имен идут следующие рассуждения:

Особенно гордились молодые рыцари своими церквами.
С робким любопытством смотрела Ракель на эти тяжелые здания, настоящие крепости. Ракель представляла себе, какие они, верно, были красивые, когда в них еще помещались мечети, когда их окружали деревья, фонтаны, колоннады, медресе. Теперь все было голо и мрачно.

Молодые  гранды  не  раз  предлагали показать ей церковь внутри. В Севилье много  говорили  об  этих  "церквах" - прекрасных старых мечетях, превращенных северными  варварами в мерзостные капища идолопоклонников.

 В  полумраке  горели  свечи.  Стоял  запах  ладана.  А  вот  и то издревле запретное,  что  она  хотела  увидеть  и  чего боялась: изображения, идольские изображения... здесь всюду стояли люди, сделанные  из  камня  или дерева, другие люди и звери, плоские и цветные, были нарисованы  на  деревянных  досках. Так вот они, идолы, противные Аллаху и его пророку!
  Тот,  кому  бог по великой милости своей дал разум, чувство и нравственные устои,  будь  он  еврей или мусульманин, должен гнушаться таких изображений. И действительно,  они  отвратительны, необычно застывшие и все же живые, странно неправдоподобные,  полумертвые  трупы,  словно  уснувшая  рыба  на  рынке.

При этом религиозные склонности самой Ракель оставляют некоторое недоумение:

И  хотя  она чувствовала себя еврейкой, она продолжала соблюдать мусульманские  обряды,  совершала предписанные омовения и читала молитвы. Отец не препятствовал ей.

Оба - и отец, и дочь - отступники от той веры, в которой выросли (мусульманство), отступники и от той веры, в которую типа вернулись (иудаизм). Про Иегуду вообще сказано замечательно: 

Потом, когда она подросла, отец признался, что он хоть мусульманин,  но  в  то же время иудей...

Хотела бы я знать, как это у него получалась этак, и нашим, и вашим.

Они в романе являют собой образ наиположительнейших героев (особенно меня в этом смысле умиляет подсчет богатств Иегудой - его состояние превышает 250 тысяч золотых мараведи - это при том, что человек, обладающий шестью золотыми мараведи, считался человеком состоятельным.

Выражения из текста: "распятые идолы", "сточные воды крещения", "Не могу я потерпеть, чтобы этот король окрестил моего внука во имя своих идолов."...

Автор, разумеется, всецело сочувствует подобного рода отношению.

Ненавистью и презрением, чистыми, полнокровными, полна вся книга. Все отрицательные герои - христиане, все положительные - евреи и мусульмане, единственное исключение - мучительно колеблющийся в вере, каноник дон Родриго, сочувствующий и евреям, и мусульманам, внутренне уступающий и тем, и другим. Все грубое, животное, зверское представлено через христианские образы, наша вера осквернена недостойным описанием (король дон Альфонсо "преклоняет колено перед изображением трех богов"(о Троице), а следовательно, не может понять возвышенную веру в Единого Бога), наша вера сведена до грубых суеверий, наша культура - до отвратительного варварства и неумения сделать что-либо достойного без ловких еврейских рук. Ни один христианский король шагу ступить не может без советника-еврея, все они между собой в родстве и решают всю политику тихо-мирно по-родственному, в то время, как оголтелые христианские короли только и мечтают, чтобы заехать дубиной друг другу по шлему.

У христиан в этой книге отнято все доброе - все. К ним нет и не может быть ни сочувствия, ни любви - донья Леонор, безвинно брошенная жена, представляется злодейкой, хотя в чем она провинилась перед своим Альфонсо? Каждый христианский шаг осужден и дурен, в представлении автора.

Боже мой, после таких книг спрашивают - чего это такое неодобрительное отношение к евреям? Боже мой. Думать можно все, что угодно, можно ненавидеть христиан - но зачем писать такое и зачем давать это читать молодым людям, которым еще на свои честь и достоинство не окончательно пофиг? 
Да что мне та любовь Ракель, да что мне то честолюбие Иегуды? Я не радовалась их смерти в романе  -она подана слишком, как мученичество - но сострадания к ним я не испытывала совершенно. Видимо, я еще не до такой степени смиренна, чтобы сострадать людям, в открытую плюющим на главную святыню приютившей их страны.

Перечитывала к экзамену книгу со злыми слезами на глазах. Даст Бог, вытяну билет по ней. Ох, оттянусь...

Tags: Жизненное, Книги
Subscribe
promo la_cruz september 17, 2014 11:33 156
Buy for 200 tokens
Слушайте, а сколько народу тут из христианской тусовки? Под таковыми разумею не только христиан, но сипатизирующих и интересующихся тоже - вообще, кому интересны посты " О важном". Пожалуйста, отметьтесь тут как-нибудь, хоть крестиком, очень прошу. Имею в виду не только френдов. Причин…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments