Дарья Сивашенкова (la_cruz) wrote,
Дарья Сивашенкова
la_cruz

О ненависти - после Одессы

Читаю мою фленту - Боже мой, сколько горечи, боли и ненависти выплескивается на страницы ЖЖ. Люди, только что бывшие спокойными и объективными, съезжают с катушек и ненавидят, ненавидят до одури, до черноты в глазах, до хрипа в груди. Кажется, что аж слышишь этот хрип, когда читаешь посты. Или наоборот, они пишут стеклянно-спокойно, но за этим стеклянным спокойствием ощущается такой мощный заряд ненависти, что мышцы сводит.

Ненависть - зверь, живущий в каждом из нас (никто не свят), и сейчас этот зверь проснулся. Его разбудили. Хорошо так разбудили, качественно. То, что случилось в Одессе - идеальное зло, от первой до последней минуты, и на зло отзывается зло.

Зло само себя тщательно задокументировало - от видео бросания коктейлей Молотова и добивания полусгоревших - до злорадных, фантастически глумливых комментариев. Примеры не привожу, и так все видели. Я честно не понимаю, до какого состояния ума надо дойти, чтобы снимать и, хвастясь, выкладывать такие видео. И писать такие комментарии. Это как же надо съехать с катушек. Но, по крайней мере, теперь из инета уже не выпилить эти доказательства. Невозможно бредить на тему "они сами себя сожгли" и "Путин виноват".
Хотя что я говорю, конечно, возможно, конечно. Нет предела совершенству самооправдания. Но я не об этом.

Я о ненависти, от которой бьется и заходится сердце. У меня сейчас - бьется и заходится. И лицо горит, и слезы где-то в груди, и непонятно, то ли плакать хочется, то ли рычать, а то ли бросить все и поехать туда - мстить. Рвать на ленточки и плести из этих ленточек косички... Так, стоп. На зло отзывается зло.

Ненависть - голодный зверь, проснувшийся и требующий пожрать. Все просто. Жрать ему хочется человеческую плоть. Причем, ему совершенно неважно, чью именно плоть жрать. Тех ли, кто сжег своих сограждан, посмевших думать иначе, нежели борцы за все хорошее против всего плохого. Или нашу плоть, нашу, тех, кто дает внутреннему волку разгуляться и потребовать пищи.

Христианство знает максиму авторства блаженного Августина. Люби грешника и ненавидь грех. Внутреннему волку эта максима дюже неприятна. Это все равно, что кормить голодного волка листиком салата. Ненавидеть грех скучно - у него нет плоти и крови, в которые можно вцепиться и которым можно сделать больно. Ненавидя грех, нельзя представлять красочные картины мести - нельзя увидеть, как этот грех горит и истошно кричит в огне, корчится от пули в живот, задыхается в железных тисках.
Внутренний волк требует ненавидеть грешника, плоть и кровь, то, что можно потрогать и во что можно впиться зубами.

Апостол Павел писал на этот случай: "Наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной" (Еф.6,12).

Принять это натурально невыносимо. Какие еще, блин, духи злобы поднебесной и мироправители тьмы, когда вот они - те, кто впустил их в себя и предоставил свои руки под их дела!? Какие еще, к такой-то матери, начальства и власти, когда вот они - воплощенные бесы, бесы от убийства до глумления?!

Недавно где-то читала про гусениц и, кажется, ос. Или гусениц и мух, не помню. О том, что взрослые особи кого-то из этих насекомых подсаживают в гусениц свои яйца, из тех выводятся личинки и выедают гусеницу изнутри. Она еще может ползать, передвигаться, но она - уже, считай, мертвая. Личинки ее выжрали.

Вот - примерно то же самое с теми, кто впустил в себя тьму. Ненавидеть их - все равно, что ненавидеть гусеницу за то, что из нее вылупляются маленькие злые осы.

Но поди объясни это внутреннему волку, который хочет жрать. И, в бессилии добраться до врага, начинает пожирать нас самих - кусает наши души гнилой пастью и мы начинаем гнить изнутри, сгнивать в нашей ненависти, доводя себя до исступления, корчась от зла, которое никак не найдет из нас выход. Понимаете, злу без разницы, что жрать, вот в чем ужас. Никакой благородной мести не существует, как не существует благородной радости чужим мукам.

Есть три пути - найти и отомстить живым врагам - но как благодать на благодать дает сугубую благодать, так и зло на зло дает сугубое зло. Оно никогда не останавливается, пока его не остановить. На мести ничего не кончается. Те, кто жег людей в Одессе, тоже мстили. Им казалось - право имеют.
С трудом представляю, какой стальной силой воли и безупречной силой духа должны обладать те, кто может отомстить и покарать. Тончайшая грань между Сциллой и Харибдой - остановить зло, защитить нуждающихся в защите - но не свалиться в дурную радость мести. Не отдать свои руки и свою душу духам злобы поднебесной.

Можно дать ненависти сгубить и иссушить самих себя. Это путь, куда как близкий большинству из нас. Руки коротки дотянуться и отомстить жестоко и кроваво и порадоваться этому (слава Богу, что коротки). А желания тушить в себе огненный пожар - нет, потому что ненависть вкусна, как наркотик, пьянит, горячит и будоражит кровь. С воспаленной головой очень трудно желать себе охолонуть.
А пожар ненависти оставляет после себя пепелище и гнилое болото. И превращает нас - в тех, других... Самое страшное, что может случиться с каждым из тех, кто ненавидит - возликовать при новости о гибели (опционально: мучительной гибели) тех, кто бесновался в Одессе. Самое страшное, если кто-то когда-то напишет ликующий коммент о смерти одесских убийц. Страшно - проклинать.

Боже мой, как тяжело мне это писать, просто раздирает все внутри, внутри все орет: они должны сдохнуть, должны мучиться так же, как мучились те, кого они сожгли, сама бы их поставила к стенкеееееее. Но я точно знаю, что это - ложь, убийца дракона сам становится драконом, только в фентези после гибели всемирного зла наступает рай и благодать, на самом деле остаются выжженный воронки - на земле и в душах.


И можно заставить себя усмирить волка. Точнее - не дать ему разгуляться. Кормить его диетической пищей ненависти ко греху. Топнуть ногой - и силой разделить грех и грешника, разорвать эту связь между человеком и его деяниями, ненавидеть второе, а с первым...

Тут я не знаю, что сказать. Сказала бы - молиться за грешника, но силенок у меня нет сказать такое. Надеюсь, что пока нет. Хотя знаю по опыту, что чем сильнее растравлять в себе ненависть ко греху, тем ярче и сильнее будет боль за грешника. Я знаю, я проходила это в жизни - можно жалеть согрешившего до слез, потому что ясно видишь, на что он обрекает свою несчастную бессмертную душу. И чем мерзее грех и гнуснее поступок - тем острее жалость и горячее молитва. И из этой жалости и молитвы прорезается - любовь.

Но я не могу призывать к тому, на что не способна сама. Кто сильный, кто может - призывайте, показывайте, как. Я могу только засвидетельствовать, что это возможно.

А сама могу лишь молиться за тех, кто погиб в огне. Кого добили на земле. Кто умер в больницах. Молиться и просить Бога укрыть меня и тех, кто со мной, от ненависти к убийцам, чтобы не сгорели наши души. Просить Бога защитить беззащитных и остановить, силой остановить тех, кто беснуется. Ради беззащитных. И ради тех, кто еще способен опомниться, попятиться от совершенного в ужасе. Упасть на колени и покаяться.

Простите за сумбурный текст. Очень тяжело.
Tags: Война на Украине, О важном
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 115 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →