Дарья Сивашенкова (la_cruz) wrote,
Дарья Сивашенкова
la_cruz

Блаженны милостивые...

На Двенадцати Евангелиях почувствовал, однако, и, может быть, в первый раз с такой очевидностью, несоответствие "антифонов" (Иуда, иудеи) евангельскому рассказу о Страстях. Великая Пятница есть явление Зла и Греха во всей их силе, во всем их "величии", а византийские "гимнографы" удовлетворяются бичеванием "виновных". Происходит как бы "отчуждение" Креста. Мы - свидетели. Мы - судьи! Мы "жалеем" Христа и обличаем виновных. Как они смели?! Как они дерзнули?! Наша совесть, однако, чиста, потому что мы знаем, "в чем дело", и стоим на правильной стороне… Нет, здесь - границы "Византии" или, может быть, лучше сказать - этой службы, выросшей из иерусалимского "историко-топографического" празднования и "воспоминания" Страстей… Пропадает, не чувствуется то, что, по моему убеждению, составляет весь смысл, всю "эпифанию" Великой Пятницы: Христу изменяют, Его предают все - вся тварь, начиная с апостолов ("тогда все, оставив Его, бежали…"1). Его предают и распинают - слепота и тьма извращенной любви (Иуда), религия (первосвященники), власть (Пилат, воины), общество (народ). И, "обратившись", - все принимают Его - "воистину Божий есть сын…"2: и сотник, и апостол у креста, и те, кто, бия себя в грудь, уходили с "позора сего". И вот обо всем этом - ни слова в гимнографии этого дня, сводящей все в нем к "виновным", исключающей из числа виновных как раз всех, оставляющей "некоторых". Но потому и лишающей эту службу ее смысла как явления Зла, суда над ним, победы над ним - сейчас, сегодня, в нас… Слава Богу, однако, что остается само Евангелие, которое и "доминирует" над этой "демагогической" риторикой. (c) о.Александр Шмеман, via pretre_philippe 

Написала там в комментариях и тут повторю:  Господи, спасибо отцу Александру, и Вам спасибо, отец Филипп. А я стояла весь четверг и всю пятницу и мучилась этим распинанием "врагов" Христа перед Его Крестом. Просто в мясо иссекли - и Искариота несчастного, и иудеев, и всех, всех - с таким благочестивым ужасом шарахались от них и с такой ненавистью проклинали. Особенно чудовищно звучало это в пятницу, просто невероятной злобой веяло - перед Плащаницей, перед уже мертвым и погребенным Христом снова и снова стегать "врагов". С Иудой особенно хорошо выходит - он-то к этой минуте и сам уже раскаялся и мертв, но все равно, обличителям все равно, проклясть, проклясть и еще раз проклясть - мертвого перед мертвым.

Какое счастье, что это видят, замечают, об этом пишут. Конечно, мы не должны предвосхищать Божье прощение и за Христа прощать тех, кто распял Его, оправдывая их поступки. Поступки - оправдывать не надо, но пощады, пощады, ведь все так перепутано в наших судьбах и наших душах, что прося пощады им - просили бы себе... Припасть бы ко Кресту с молением: ведь мы ничем не лучше, ведь мы - такие же, ведь и в нас - зло, так помилуй, помилуй нас, Господи, помилуй нас, и их, несчастных, помилуй, ведь мы же с ними в одной лодке, ведь мы так мало и так редко бываем по-настоящему с Тобой и в Тебе. И захлебнуться бы плачем у Креста - смилуйся, помилуй, это же невероятно, какое зло они, твои губители, сотворили себе... какое зло мы себе творим нашими грехами. Только бы не творить ад друг для друга, только бы друг друга аду не предавать. Какая-то запредельщина - перед распятым Христом, Победителем ада и смерти - предавать вечной гибели тех, о ком Он молился "Отче, прости им".

И поистине кошмарно звучат для меня слова патриарха, с полной убежденностью заявившего, что "Господь Иуду никогда не простил" - и не потому, что Иуду даже, он там еще и террористов поминает (исключительно интересное сочетание) - а потому, что это непостижимо - так говорить, вообще в голове не укладывается сочетание слов "Господь" и "не простил". Как-то очень некстати вспоминается одно из самых жутких произведений русской литературы -  "Христова ночь" Салтыкова-Щедрина. Не надо так... При всей нетерпимости Господа ко греху - людей Он милует, и самых страшных грешников Собой прикрывает от последствий их же грехов - порой даже до покаяния, вспомните хоть историю с пойманной прелюбодейкой - разве Он от нее ждал хоть слова раскаяния прежде чем защищать ее перед иудеями? Да где бы мы все вообще были, если бы Он нас не миловал ежеминутно, не защищал от логичного завершения наших грехов - только надеясь дождаться нашего покаяния.

Блаженны милостивые, ибо помилованы будут. В Страстной четверг нам об этом напоминают - и как несозвучны эти Христовы слова всем нашим словам - обличительным.
Tags: О важном, Страстная неделя
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments