Дарья Сивашенкова (la_cruz) wrote,
Дарья Сивашенкова
la_cruz

Танцы с бубном в детском саду

 Во фленте сегодня целый день - обращение к Архиерейскому собору, обращение к Архиерейскому собору, обращение к Архиерейскому собору. Не выдержала, аж полезла сама почитать, что ж там такое пишут к тому Архиерейскому собору. 

Слушайте, я не знаю. Может, у меня плохое настроение. Может, у меня в целом депрессивный и, соответственно, мизантропический настрой. Может, у меня просто голова болит. Но какой только ерундой умные люди не занимаются! Но меня, вежливо говоря, не впечатлили ни проблемы, ни пафос послания, и вообще, само обращение оставило ощущение какой-то кукольной игры в детском саду. Честное слово. Нет бы делом заняться.

Я вообще не вижу ни малейшей разницы, на каком языке проповедывать и воспевать Христа. На ц/с, русском, да хоть на олбанском, если речь идет об одном и том же. Любой язык и любую форму можно наполнить благодатью. Все пляски с бубном и ужасания на тему того, что, дескать, служить можно на русском, напоминает мне высказывание "бесов" из когда-то описанной здесь книжки "Говорят бесы" - мол, сила молитвы зависит от правильности расстановки ударений. Иоанн Златоуст, наверное, вообще очень бы удивился, если бы узнал, какие копья ломаются вокруг правильного языка его литургии.
 
У меня к ц/с языку только одна претензия - точнее, не к нему, а связанная с ним. Во многих церквях аккустика кошмарная оставляет желать лучшего. Скажем, у нас в храме, когда священник читает Евангелие, лично я, таки неплохо знающая текст, ни фига не могу со слуха разобрать. Может, если бы он читал на русском, понятнее бы было?

В числе кошмарств, перечисленных в Послании -   русификация освященного многовековой традицией церковнославянского богослужения. Слушайте, я прям даже не знаю. Мне прям даже неловко и говорить, что сама по себе многовековая традиция никого и ничего освятить не может. Есть традиции и подревнее. Вот эти земные поклоны с подползанием к "многовековой, уходящей в глубь веков, тд, тп, и в этом духе традиции" меня раздражают ужасно. Они как-то неприятно перекликаются с устоявшимся выражением "наследие Православия". Что ж за манера-то жить святостью прошлого и откуда у прошлого по дефолту берется эта святость? Что ж за стремление превратиться в музей имени самих себя? Кому и для кого было сказано про молодое вино и старые мехи? Или у нас что - и вино за прошедшие века сделалось уксусом?

Некоторыми высказываются мнения о недостоверности житий ряда святых, широко почитаемых в православном народе... и чего? Скажите, пожалуйста, удивительное дело и, надо думать, неожиданное открытие, что жития - особый род литературы, соотносящийся с реальностью так же, как с ней соотносится икона. Ни в том, ни в другом случае о достоверности - разве что, в первом приближении - речь не идет, потому что у житий и икон другая задача - явить красоту и преображение, явить образ иного
Уверена, те же авторы, настаивающие на достоверности житий, взвились бы на дыбы, предложи им кто-нибудь повесить в храмах вместо икон - фотографии (допустим, новомучеников) или реалистично исполненные картины. 

«миссионерские литургии» с многочисленными остановками и комментариями, что является профанацией богослужения - которое, безусловно, не состоится, потому что у Духа Святого все по расписанию. Честное слово, не знаю, чего мне хочется больше, разозлиться или расстроиться. Имхо, это весьма неудачная позиция - превращать богослужение, исполненное символики и изначально предназначенное для людей, умеющих мгновенно выстроить ассоциативный ряд между тем, что они видят на службе и тем, что написано в Евангелии - превращать это богослужение в междусобойчики только для своих, пока народ, "невежда в законе, проклят он", стоит и смотрит на Царские врата, как... не буду говорить, как кто и на что. (извините, у меня правда болит голова и довольно мерзкое настроение). Что за кошмарная, уродская манера - прикидываться друг перед другом, что нам не нужно восстанавливать все из руин и пепла, что народ церковный во всей своей полноте может - ах, и прыгнуть к литургическим высотам из той кошмарной религиозной безграмотности и непонимания, в котором большинство пребывает. Убийственные лицемерие и трусость. Поганый официоз: на приходах-то нормальные священники задыхаются от того, что люди не знают, ни зачем пришли, ни куда пришли, ни к Кому пришли.
Ах, этот флер святой милой наивности о святой Руси и всепонимающих прихожанах. Ах, это убийственное коленопреклоненное отношение к форме и связывание Святого Духа, который, оказывается, дышит только там, где после "а" неукоснительно поют "б", ни в коем случае не прерываясь. 

К сожалению, богослужебные реформы прекрасно вписываются в общемировой процесс приспособления Божественного к человеческому. Я снова страшно извиняюсь, но первым, кто захотел "приспособить" Божественное к человеческому, был наш Спаситель. Не погнушавшийся ни плотью, ни нашими безгрешными страстями и слабостями (типа нужды в еде и во сне). А если не так, то простите, пожалуйста, но начинает отчетливо отдавать монофизитством.
 А общемировой процесс, о котором упоминают уважаемые авторы, а скорее, надеюсь, их молодые и не в меру категоричные референты - это вытеснение Божественного из человеческого вообще. Напрочь. Очень странно, что такие нюансы прошли мимо сознания составителей документа.

Необходимо заметить, что в начале XX века уже предпринимались попытки упростить церковнославянские тексты в сторону якобы их большей понятности (новославянский язык Триоди Постной и Цветной), осуществленные Богослужебной Комиссией. Однако, необходимо констатировать, что данные попытки пересмотра церковнославянских текстов оказались неудачными и не были приняты церковным народом. Интересно, это тот самый "церковный народ", который спустя чуть-чуть времени радостно громил и грабил те церкви, чистоту блюдения традиций которой так рьяно отстаивал? Или другой?

В современном мирском сознании Бог и человек, первая и вторая заповедь (Мф. 22, 38-39) давно поменялись местами... Знаете, это снова сродни тому нюансу, о котором шла речь двумя абзацами выше. Что вообще имели в виду авторы? Что нынешнее мирское сознание сначала предпочитает любить ближнего своего, как себя, а потом - Бога всем сердцем, душой, разумом и крепостью? Скажите мне, пожалуйста, где продаются розовые очки, в которых писался этот текст? В современном мирском сознании, то есть, сознании тех, кому глубоко наплевать, на каком языке поют в церквях свои странные песни эти нелепые попы, ни найти ни тени обеих заповедей. Современное мирское сознание, вставлю я маленький оффтоп, придумывает рекламные плакаты с текстом "Сдай своих друзей под проценты" и, без смущений и сомнений, вешает сие на витрине магазина известнейшей марки джинсов. На центральной улице столицы. Ненавижу, ненавижу, ненавижу.

Богослужебные тексты и чины не могут быть безразличными для православного человека. Безусловно. Но чем сильнее делается акцент на форме, с тем большей уверенностью можно сказать, что смысл этих текстов и чинов позабыт и позаброшен. Потому что, если владеешь содержанием, то безразлично - каким образом ее выражать, в любом языке найдешь нужные слова, главное - знать, что хочешь сказать. А как только начинаются пляски с бубном вокруг формы - хлоп, и это уже не понимание, а идолопоклонство. Кто там что говорил о заповедях?

Идеология же реформаторов выражается в конформизме с окружающим миром, требующим либеральных реформ богослужения в духе политкорректности и приспособленности к нуждам падшего человеческого естества. А давайте, чтоб не приспосабливаться к указанным нуждам, не останавливаться на полпути, издавать Новый завет исключительно на греческом (потому что любой перевод Евангелия - это, как ни крути, приспособление, и ц/с - точно такое же и ничуть не лучше приспособление, чем современный русский язык), проводить службы только на языке оригинала (а чего б не выучить из любви к традиции?), а всем боголюбивым православным христианам перейти строго на арамейский язык при общении друг с другом, ибо именно на нем, и ни на каком другом, общался наш Господь, Которому и следует подражать во всем. 
Я вообще фигею с какого-то категорического несоответствия пафосных формулировок - проблеме: ну как соотносится падшее человеческое естество и желание слушать понятную в нынешнее время речь? Ну почему бы тогда, в конце концов, не перейти на язык времен до Вавилонской башни - ведь, в конце концов, любой язык после - это и есть приспособленность к падшему человеческому естеству. Долой половинчатые меры, в конце-то концов!

Мы дерзаем обратиться к Архиерейскому Собору с просьбой: дать оценку необъявленной богослужебной реформации в Русской Православной Церкви, указать масштабы этого модернистского явления и его опасность для основ Православия. Необходимо, думается, вскрыть источники и указать персонально руководителей этого антицерковного течения. Это остро необходимо, прежде всего, для развития и успеха подлинной православной миссии в России и за ее пределами. Естественно, мы поименно вспомним всех, кто поднял руки, как же иначе-то? Я, кстати, не удивляюсь, что против русского языка ратуют те, кто призывает "вскрыть источники". Разумеется, только массовые расстрелы спасут Родину только публичная выволочка и прилюдное тыканье пальцами спасет православную миссию. А я-то думала, и что ж мешает ее развитию и полному успеху в России и зарубежье? Оказывается - недостаток выговоров по партийной линии.

И красной нитью мысль - виноваты все вокруг, кроме нас. Все плохие, кроме мы. Уже фиг знает от чего готовы поставить в зависимость успешность православной миссии - уже и русский язык ей помешал. Даа, "надо признаться - судьба повернулась спиною. Таким вот красавцам - и так не везет со страною". Почти (с).
Tags: Жизненное, Жизнь христианская, Мои дискуссии, О важном, С кем бы поспорить
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 106 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →