Дарья Сивашенкова (la_cruz) wrote,
Дарья Сивашенкова
la_cruz

В жизни случается грустное и тяжелое. В жизни разоряют гнезда. И не только птичьи - иногда люди разоряют человеческие гнезда, с той же беспощадной и непонимающей жестокостью.
Надо суметь перетерпеть и пережить. Надо суметь улыбнуться.
 А что в этом поможет лучше, чем...
Прошло восемь лет со дня падения Волдеморта. Но так уж ли он пал или объявится где-то еще?
 
Надо спрашивать: так ли низко он пал?
 
 
Аннотация: Кто я? Я кукла в оберточной бумаге. И, знаете, чем ярче упаковка, тем бесполезнее ее содержимое. Так и у меня. Я абсолютно пуста и безжизненна. Хотите знать больше? Читайте. Но, предупреждаю, все это нудно и неинтересно. Это лишь история моей жизни…//
 
Аминь.
 
 
Я давно заметил, что чем приятнее сон, тем неприятнее просыпаться.
 
Воистину, открыл Америку!
 
 
Новая сумка больно резала плечо. Но в грубой ли ткани было дело?
 
Э… скорее всего, в неудобном ремне. Но автору виднее… Кстати, эту маленькую тайну он так и не раскрыл.
 
 
Спросила Джинни, помогая девушке поправить лямку нелегкой ноши.
 
Ну просто римейк картины «Бурлаки на Волге»
 
 
Немного неправильные, острые черты лица выдавали его знатное происхождение
 
Безупречный критерий аристократизма!
 
 
Юноша был предан своей земле.
 
После непродолжительной гражданской панихиды…
 
 
о пояс парня билась длинная, тонкая, но все же острая шпага.
 
А носил он эту парадоксальную шпагу перпендикулярно талии.
 
 
Смотритель Филч лишь рассеянно кивнул, удивленный блеском синих, как летнее небо, глаз, и пропустил путешественника.
 
Ах, какой необычный пейринг… Филч/НМП…
 
 
Кстати, меня зовут Дамблдор. Альбус Дамблдор.
 
Я думаю, что это даже комментировать не надо.
 
 
Вскоре они оказались в совершенно круглой комнате.
 
Все там было круглое: и стены, и окна, и пол, и потолок…
 
 
Я припомнил все, что знал про зверей Московского зоопарка. Оказалось немало. Рядом с волками вспомнился Люпин.
 
Рядом с оленями – папка, рядом с хорьками – Малфой,  рядом с блохастой дворнягой у входа – ну, понятно…
 
 
«Лесная глушь» принадлежала Королевству Семи Холмов и была очень живописным зеленым массивом.
 
Из буклета о достопримечательностях Королевства Семи Холмов.
 
 
Девушку звали Энжэл, и она была по-настоящему прекрасна: длинные волнистые волосы, большие васильковые глаза и милая, застенчивая улыбка. Внутренний мир девушки радовал красками, мудростью Луны и заботливостью матери. Казалось, она знает, о чем плачет дождик, о чем тоскуют волки, почему радуется Солнце.
 
О.о…..
 
 
Она… Она хочет, чтобы ты умерла!.. Ты… Ты понимаешь, ЧТО это значит?!. – Сорвался на крик Кристоф.
 
Сейчас он еще потребует, чтобы она его пожалела.
 
 
Девушка вышагивала в сторону своей любимой поляны, окруженной кольцом из сосен. Наверняка там сейчас пахнет еловой смолой, подумалось ей
 
Логика, ау! А в березняке, наверное, пахнет липами…
 
 
Девушке показалось, что в его глазах мелькнула какая-то недобрая радость, но она предпочитала не замечать всяких мелочей жизни.
 
«Пустяки, дело житейское,» - любила повторять она.
 
 
После месяца скитаний и вечной погони Снейп понял, что единственный способ сохранить юному Малфою жизнь – перейти на другую сторону.
 
Потому что больше никто – ни Пожиратели, ни фениксовцы - не знал про подземные переходы и светофоры!
 
 
Малфой-младший давно смерился со своей участью.
 
И оказалось, что участь знач-чительно уступает Малфою.
 
 
…ДВЕРЬ, МУЧИТЕЛЬНО СКРИПНУВ, ОТКРЫЛАСЬ…
 
Бедняжка…
 
 
она пригласительным жестом велела войти.
 
А потом просительным тоном потребовала…
 
 
Гарри хотел кинуть в него Авадой, но лишь сбил его с ног.
 
Вот это закалка!
 
 
 Снейпа связали, но он попросил слова. Под действием всех немыслимых заклинаний этот двойной агент сознался в том, что он убил Дамблдора…
 
Еще один… открыватель Америки.
 
 
- Как смеете вы смеяться?!? Знаете вы, хоть над кем смеетесь? Я несчастный, жалкий человек… Он попросил меня сам… Директор сам попросил… - сорвавшись, Снейп зарыдал.
 
 «Над кем смеетесь – над собой смеетесь?!»  «я старый! Меня девушки не любят!» Да еще «жалкая, ничтожная личность» проглядывает…
 
 
Между платформами 9 и 10 одиноко стояла фигура, плотно закутанная в широкий зелёный плащ с пелериной и широким капюшоном.
 
На рельсах она, что ли, стояла??
 
 
– Не скрывайте того, что может значительно повлиять на вашу и чужую жизнь. Всё, что мы делаем, в той или иной степени, влияет не только на окружающих, но и на весь мир. По средствам постоянных взаимных контактов. – Драко стоял как вкопанный. Такого его мама никогда не выдавала. Обычно она вообще не говорила по научному.
 
Выдай моя мама такое, я бы тоже остолбенела…
 
 
Чёрная, шерстяная, подбитая шелком и отороченная мехами мантия, накинутая по верх такой же чёрной робы. На ней надет брючный костюм темно-фиолетового цвета и платок хиджаб тёмно розового цвета. Но весь ансамбль дополняла густая вуаль, полностью скрывавшая лицо, завернутая вокруг плеч и укреплённая большой серебряной брошью. В руках, затянутых в перчатки тёмно-розового цвета, она несла муфту. На плече висела не большая дорожная сумочка.
 
Я ни о чем не прошу, только представить себе ЭТО… а умеющих –нарисовать бы ЭТО…
 
 
– Фатима! – Нарси кинулась на руки подруге. Та еле устояла от напора, но мягко отстранила женщину от себя.
 
Взяла Нарцисса привычку кидаться на руки то сыну, то подруге. Сыну-то ладно, но чай не Дюймовочка, подруга может и не удержать…
 
 
а завтра, если ему прикажут, он не задумываясь зарядит в меня Авада… Так пусть хоть сразу в сердце…
 
О, р-романтическая героиня, даже если он попадет тебе Авадой в попу, на конечный результат это не повлияет!
 
 
Женщина продолжала выть, по разному, как будто бы рассказывая свою тягостную жизнь.
 
С мелодичными переливами и интригующим поскуливанием…
 
 
Лиана увидела такую красивую голубоватую луну… её взор в миг потемнел, ужи оглохли.
 
Это она не увидела, а услышала… «Голубая луна…» Бедные ужики… им-то за что прилетело…
 
 
Люц не знал, умрёт ли она или выживет. Он слышал её хриплое дыхание, слабый пульс… Что делать? Его руки сами касались жуткой раны на груди женщины… Рана смертельна. Кровь стекала тонким, но постоянным ручейком. От чудовищной боль женщина сломала свою палочку, просто переломила её…
Она погибнет, если только… Люциус оглянулся, поле боя переместилось ближе к лесу, тут было совсем пусто.
Это давало маленькую надежду, что его никто не поймает за делом и не помешает.
Люц коснулся крепко сжатых губ женщины и лёг почти сверху не Лиану. Медленно, на распев, читая какое-то, не известное Фатиме, заклинание, он наращивал темп и громкость. Почти пел. Почти кричал:
– Пусть сольются реки во едином потоке,
Пусть, алым, пламя, вспыхнет небо в востоке.
Я не уйду, без тебя не уйду…
 
Вы не поверите, но это не то, что вы подумали, читая этот текст…
 
 
Она ненавидела именно эти цветы. Подсудно, на уровне инстинктов…
 
Ох, кто-то не отличает «подсудно» от «подспудно». Действительно, буквой больше, буквой меньше, велика ли разница…
 
 
И столько было могильного холода в её голосе, что Дамблдор подивился, как не пошёл пар изо рта.
 
А я б подивилась, что не полезли могильные черви. Фу!
 
 
Они договорились между собой очень быстро, почти не ссоря.
 
А обычно они орали друг на друга и усеивали пол вырванными друг у друга волосьями.
 
 
В палату вошла сестра и сказала:
– Вам пора отдыхать, мисс ВайтЧепвел. Зачем же вы скинули букет вашего жениха?! Более того. Я даже не люблю его и не любила никогда. Я люблю совершенно другого человека!
 
Безусловно, мисс ВайтЧепвел было страшно интересно услышать такое признание от случайной медсестры.
 
 
Чёрные волосы ограняют мрамор лица, ещё сильнее оттеняя белизну, до синевы.
 
Это ж надо было так залакировать волосы, чтобы они ОГРАНЯЛИ мрамор лица, и каким же надо обладать вкусом, чтобы синее лицо в черной огранке считать эталоном красоты (как писалось несколько абзацев до этой фразы и несколько – после!)
 
 
Да, последнее время многие воскресают весьма внезапно…
 
Я, блин, вообще только Одного знаю, Который воскрес на третий день по обещанию!
 
 
Фадж, с гордо поднятой головой принялся разваливать Лиану:
 
Раскатал он ее по бревнышку… тьфу, по ребрышку!
 
 
За сомопожертвенную, героическую защиту Школы Хогвардс
 
Волдеморт: «И чем же ты меня хочешь стукнуть, деточка? Этой рыбой?» (с) «Догма»
 
 
в запертую из ну три дверь ломится Снейп.
 
Это что – заготовка для ребуса??
 
 
Мой отец – дем… дами… Ну вот, я не могу произнести название расы отца. А он меня любит… однажды спас, когда я заблудилась в лесу, в кромешной тьме.
 
Крепка отцовская любовь…
 
 
Известно, что такие портреты, когда их делаю в человека на взводе эмоций, могут быть скрежалями.
 
А, теперь я поняла, что запасливый Моисей на горе Синай в порыве эмоций  сделал два портрета…
 
 
глухо цокая каблуками
 
Звонко шаркая калошами…
 
 
Лиана, изменяя своим же правилам кричала.
 
Все бы ничего, но это 34 глава, и не было еще ни одной, где бы эта Мэри-Сью не орала.
 
 
Вся честная компания соралась в преподавательской. Золотое трио тихо сидели на диване и читали не маленькие фолианты по чёрной магии.
 
Во-во. Пока честная компания сорется (предпочитаю думать, что они орали друг на друга), эти трое втихаря читают запретные книжки.
 
 
белая как холст самой дорогой бумаги.
 
Что предствлял себе автор?
 
 
Внезапно, как будто бы её кинули, Лиана схватилась с места и убежала.
 
И только один глагол в этом предложении выполняет свои прямые обязанности!
 
 
Люциус с трудом мог сфокусировать взгляд на одной точку
 
И мысль – на согласовании слов.
 
 
Тело саднило одним большим кровоподтеком.
 
Диагноз: ушиб всего Люциуса…
 
 
«Ты мужчина Юлианы?» – опять написало перо.
– Да. Я ты кто?
«Моё имя для тебя не имеет значения. Юлиана в опасности. Мы это знаем»
– Мы это кто?
«Мы – дементоры, так вы называете наш род».
– О!!! Привет палач!!! – съязвил Люц – А вы какое отношение имеете к Лиане?!
«Не следует так говорит, мы не виновны в том, что вынуждены делать»
«Юлиана дочь дочери брата нашего вождя»
 
О.о. Вот это да. Мэри-Сью – родня дементорам, такого в фэндоме еще не встречалось. Дочь дочери брата нашего вождя – это значит, внучка брата нашего вождя… то есть, его внучатая племянница. Ну так бы и писали!
 
 
умеешь принимать решения, не вестись а поводу, кК это делаем мы.
 
И умеешь говорить членораздельно… в от ли чьи отНас.
 
 
Глаза у Драко расширились от ужаса, но он не спел и слова вставить.
 
В отличие от Кобзона, Драко умел сдерживать свои оперные порывы…
 
 
поджигали волосы и смотрели, как огонь подбирается к коже…
 
Учитывая, что волосы сгорают мгновенно, могу себе предположить, какой длины была коса у Люциуса, что можно было наблюдать процесс…
 
 
не за какие ковриги Люц не подался бы в Пожиратели Смерти, не стал бы мотаться по свалкам…
 
Да-а… В черном теле держал Вольдеморт своих Пожирателей…
 
 
«А «Визг дементора»? как это вы делаете».
«Атака мыслью…»
 
Интеллектом давят…
 
 
Его наказали сделав таким, а он размножился, стало у него три сына и дочь. Мы его потомки»
 
Рассказ о происхождении дементоров. Подтверждение версии, что размножаться они могут только почкованием. Хотя в тексте рассказывается о любви бабушки нашей Мэри и дементора.
 
 
Гермиона вырывалась и побежала к ней, вцепилась в подол платья, обняла за колени.
 
В ноги она ей рухнула, что ли?
 
 
Слёзы выступили на зелёных глаза, заволокли голубоватой дымкой окружающую полутень… Полились на щёки, оставляя мокрые солёные дорожки. Они капали на стол собираясь маленькой лужицей.
 
Это ж сколько надо было нареветь, чтоб до лужиц на столе??
 
 
Дождь уже моросил, когда Люциус на конец добрался до хижины Хагрида. Там горел свет, так, что хозяин был дома. Люц, подгоняемый дождем и весьма жутковатыми звуками из запретного леса, подошел к хижине, и постучался…
Только после этого задумался, а что же он скажет?
 
Я бы сказала, вопрос вопросов.
 
 
Люциус поднял прозрачные глаза на Хагрита – Хагрид, ты прости меня, я делал не очень честные и приличные вещи.
 
Прости меня, пожалуйста, я больше никогда не буду. Умиляюсь.
 
 
Хагрид предложил большую ладью чая и крынку печенья
 
Широкой души полувеликан… предлагал бы тогда уж баржу печенья, к ладье-то…
 
 
– А почему ты вообще тут? – на конец спросил Хагрид. – Почему не у Воландеморта?
 
Спросил человек Дамблдора Хагрид Пожирателя Смерти Люциуса Малфоя после долгого и приятного разговора.
 
 
– Мне пора. – Люц вышел на крыльцо, и застыл на месте…
 
Да, настойчивости в достижении цели ему хватило ненадолго.
 
 
Лиана не была волнушкой никогда.
 
Она была сыроежечкой…
 
 
– Да… – Фатима ханым наколдовала письменные принадлежности и начала писать – Лампа… она поможет лучше, чем кто либо… она служит у Инквизиции…
 
Вот это да… помесь Дарьи Донцовой с «Молотом ведьм». ГДЕ ОНИ НАШЛИ В НАШИ ДНИ ИНКВИЗИЦИЮ?!
 
 
Дементоры, тем временем, чинно и нагло опустились перед крыльцом и застыли в позах для скульптур.
 
Один стал в позу «Писающего мальчика», двое других талантливо изобразили композицию «Самсон разрывает пасть льву»…
 
 
– Кто б сомневался… – сказали в два голова Хагрит и Люциус.
 
Люциус – это голова. И Хагрид! Хагрид – это тоже голова! Люциус и Хагрид – это две головы.
 
 
«У нас к вам просьба. Одному моему сородичу очень нужно кров и защита. Маленькая и самонадеянная».
 
Кров и защита?!
 
 
девушка, с несколькими перерывами на крики и попытки побить Дамблдора, Снейпа, Фатиму ханим и Драко, проплакала весь вечер. По разным причинам, но в основном от несправедливости.
 
Ну, и немного от скуки.
 
Tags: Перлы из фанфиков
Subscribe
promo la_cruz september 17, 2014 11:33 160
Buy for 200 tokens
Слушайте, а сколько народу тут из христианской тусовки? Под таковыми разумею не только христиан, но сипатизирующих и интересующихся тоже - вообще, кому интересны посты " О важном". Пожалуйста, отметьтесь тут как-нибудь, хоть крестиком, очень прошу. Имею в виду не только френдов. Причин…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments